03
Чт, дек

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

НПО «Трансперенси интернэшнл Франция» (TI-F), Шерпа, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Международное партнерство по правам человека (IPHR), Международная инициатива против государственных преступлений (ISCI) и Узбекский Форум по правам человека (UFHR), Гражданский форум по возврату активов (CIFAR) крайне  обеспокоены непрозрачностью французско-узбекских переговоров по возвращению незаконных активов Гульнары Каримовой в Узбекистан. Кроме того, вызывает озабоченность ход французской процедуры контроля за возвращением активов в Узбекистан и отсутствие транспарентности передачи и мониторинга возвращенных в Узбекистан средств.

В четверг, 14 мая 2020 года, власти Узбекистана объявили о получении от Франции 10 миллионов долларов США от реализации «незаконно приобретенных» активов Гульнары Каримовой - дочери бывшего президента Узбекистана. Объявление стало результатом решения французского суда от 9 июля 2019 года, постановившего конфисковать имущество, приобретенное Каримовой на средства, полученные от коррупции. Суд вынес решение о возврате средств в качестве компенсации Республике Узбекистан, на основании гражданского иска этого государства. Гульнара Каримова в настоящее время находится в заключении по обвинению в получении взяток от трех коммуникационных компаний в размере примерно 1 миллиард долларов США, и следствие пока еще не завершилось.

   
Первый возврат активов, переданных Францией в пользу пострадавшей страны – жертвы коррупции, мог бы стать возможностью создания транспарентного и подотчетного механизма возвращенных в Узбекистан активов, которые в конечном счете принесли бы пользу узбекскому народу. Этого, к сожалению, не произошло.
   
Вопрос о конфискации трех объектов недвижимости Гульнары Каримовой во Франции был решен в рамках французской уголовной процедуры предварительного признания вины (la comparution sur reconnaissance préalable de culpabilité (CRPC), - французского эквивалента "заявления о признании вины". Судебное разбирательство в открытом суде было заменено закрытыми переговорами между французскими судебными органами, законным представителем трех гражданских риэлторских компаний, которые приобрели недвижимость от имени Гульнары Каримовой, и узбекским государством. Таким образом, ускоренный возврат активов Гульнары Каримовой был достигнут в ущерб транспарентности и подотчетности. Вместе с тем, НПО «Шерпа», являвшаяся гражданской стороной по делу Каримовой с 2014 года, не смогла присутствовать на слушаниях по утверждению процедуры признания вины, так как ей было временно отказано в продлении юридической аккредитации, что является необходимым условием для антикоррупционных субъектов перед подачей гражданского иска по делам о коррупции.
   
Марк-Андре Феффер, президент TI-F, заявляет, что «отсутствие прозрачности в данном процессе является разрушительным и парадоксальным. Оно наносит ущерб, поскольку в настоящее время нет никакой гарантии, что эти деньги действительно будут использованы в интересах разграбленного народа. Парадоксально то, что при этом «Трансперенси интернэшнл» в настоящее время продвигает во французском правительстве инициативу по созданию ответственной процедуры возврата собственности, полученной незаконном путем. Такая система должна быть прозрачной, подотчетной, с участием французских и местных независимых НПО, чтобы гарантировать, что возвращенные средства будут направлены на проекты, которые принесут пользу народу». 
   
Этот случай отличается от недавней инициативы Франции в вопросе возврата активов и является упущенной возможностью для французских властей подать пример в борьбе с глобальной коррупцией и отмыванием денег.
   
Дела об «активах, полученных незаконным путем», продемонстрировали важность роли НПО, особенно в качестве инициаторов судебных разбирательств, таких как возбуждение гражданских исков по случаям, когда французская прокуратура бездействовала; и что также гарантирует транспарентность и беспрепятственное проведение судебного разбирательства. «При рассмотрении вопроса о возврате активов, роль НПО и независимого гражданского общества также имеет важное значение в странах, которые не всегда предоставляют гарантии образцового поведения», - подчеркивает Франсилин Лепани, президент НПО «Шерпа».
   
Несмотря на недавнюю смену власти, Узбекистан остается на 153-м месте из 180 стран в индексе восприятия коррупции «Трансперенси интернэшнл». Поэтому узбекские и французские организации гражданского общества настаивают на важности гарантий прозрачности, подотчетности и добросовестности в возвращении средств - во избежание их повторного использованиях в коррупционных схемах.
   ,
На сегодняшний день очевидно отсутствие даже минимальных гарантий целевого использования возвращенных в Узбекистан средств. При этом переговоры по процедуре предварительного признания вины (CRPC) в 2019 году касались лишь нескольких десятков миллионов евро, что составляет незначительную часть из примерно 1,3 миллиарда долларов США, которые незаконно выведены и инвестированы Гульнарой Каримовой за рубежом. Несмотря на размер похищенных сумм и признаки причастности к коррупционным схемам высокопоставленных узбекских чиновников, Франция не предоставила никакой информации о процессе возврата активов, а узбекские власти лишь сообщили о том, что возвращенные 10 миллионов долларов США, будут «переведены в государственный бюджет Узбекистана».
   
По словам президента Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, «из-за отсутствия прозрачности и подотчетности возникает серьезная обеспокоенность в том, что возвращенные активы могут оказаться под угрозой нецелевого использования с повторном отмыванием денег. Несмотря на предупреждения узбекских и международных неправительственных организаций, ведущих исследователей, выразивших обеспокоенность отсутствием реальных государственных реформ в Узбекистане, такой подход в возвращении коррумпированных активов авторитарным режимам может создать опасный прецедент не только для Франции, но и для других соседних европейских стран. И это скажется на процессе возврата активов, особенно в тех случаях, где участвуют высокопоставленные чиновники и члены семьи президента Узбекистана».
   
Швейцария, которая конфисковала несколько сотен миллионов швейцарских франков у компаньонов Гульнары Каримовой, предоставила какую-то минимальную прозрачность в виде пресс-релиза, объявив о возвращении конфискованных средств. Нынешний же французский ответ создает тревожный прецедент.