13
Чт, мая

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
В ближайшие дни Европейский Союз будет обсуждать последствия решения 2009 года об отмене санкций в отношении Узбекистана.
  
Эти санкции были введены в ответ на отказ от международного независимого расследования обстоятельств массового расстрела демонстрантов правительственными войсками в г. Андижане 13 мая 2005 г. Условием снятия санкций Евросоюза стало предложение Узбекистану продемонстрировать прогресс в области прав человека. С этого предложения начался диалог по вопросу прав человека между ЕС и Узбекистаном. Но спустя 5 лет после Андижанских событий в этой стране все так же попираются права граждан.
   
Политический режим Узбекистана был и остается одним из самых репрессивных и авторитарных в мире. Ниже перечислены наиболее характерные его черты.
 
1. Практика пыток в Узбекистане стала неотъемлемой частью деятельности правоохранительных органов. Суды — вместо исследования доказательств вины подсудимых — выносят обвинительные приговоры преимущественно на основании их признательных показаний, которые часто добываются путем давления, запугивания и пыток. Судьи и государственные чиновники оставляют без внимания заявления жертв пыток. Даже наиболее известные случаи истязаний рассматриваются формально. Угрозы, запугивание, внесудебные расправы и пытки стали обычной практикой в отношении критиков власти.
 
2. Судебная система стала ветвью исполнительной власти, и пока никаких признаков независимости судов нет. Ситуация стала усугубляться после того, как министерство юстиции ужесточило контроль над выдачей лицензий на право адвокатской деятельности. Ряд адвокатов, в том числе Рухиддин Камилов, Рустам Туляганов, Гиёз Намазов, Сухробжон Исмаилов, Хасан и Хусан Махбубовы, были лишены лицензии за то, что вели политически мотивированные дела.
 
3. Продолжаются произвольные аресты правозащитников и журналистов. За последние 5 лет преследованию подверглись 145 членов правозащитных организаций и журналистов. Из них 68 человек были осуждены по статье 159 Уголовного кодекса Республики Узбекистан «Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан». В настоящее время 31 правозащитник и журналист находятся в заключении. По сравнению с 2006 годом число арестов правозащитников и журналистов значительно выросло. Сравнительный анализ прилагается. Ниже описаны два характерных случая.
 
Председатель Сырдарьинского отделения Общества прав человека Узбекистана (ОПЧУ) Азам Фармонов приговорен к 9 годам лишения свободы, из них уже пять лет отбывает наказание в колонии «Жаслык», расположенной на территории, где ранее проводились испытания бактериологического оружия. Достоверно известно, что ему ограничили время свидания с родными, он серьезно подорвал здоровье, его регулярно пытают в наказание за отказ покаяться Исламу Каримову.
   
Руководитель неправительственной организации IZIS Максим Попов приговорен к 7 годам лишения свободы. Он далек от политики и никогда не критиковал режим. Он занимался профилактикой СПИДа и распространением книги «Здоровой образ жизни», рекомендованной агентствами ООН и других международных организаций. Но власти объявили его просветительскую деятельность пропагандой порнографии и гомосексуализма и лишили свободы, чтобы запугать других активистов, которые стараются предотвратить распространение СПИДа в Узбекистане.
     
4. В Узбекистане свирепствуют цензура прессы и ограничения свободы слова, мысли и вероисповедания. После Андижанской трагедии, спасаясь от преследования, страну покинули 34 журналиста, еще 15 остаются в заключении. 
За последний год список заключенных журналистов пополнили 5 корреспондентов научно-просветительского журнала о религии «Ирмок». Их необоснованно обвинили в приверженности турецкому религиозному течению «Нур», хотя оно в Узбекистане официально  не запрещено. Вскоре был закрыт сайт журнала «Ирмок» (www.irmoq.uz).
 
Остается в заключении поэт-сатирик Юсуф Жума, который стал известен своей акцией протеста против незаконных президентских выборов 2007 года. По словам родных, в результате применения пыток его здоровье ухудшилось. Очередная амнистия вновь его не коснулась.
 
На днях возбуждено уголовное дело против корреспондента радиостанции «Голоc Америки» Абдумалика Бобоева. Это результат продолжающейся кампании устрашения корреспондентов периодических изданий «Фергана.Ру» и «Узньюс.нет» Василия Маркова, Сида Яхьяева, Хуснутдина Кутбитдинова и Алексея Волосевича. Как и Абдумалика Бобоева, их с апреля 2010 года периодически вызывают на допросы в прокуратуру.
 
5. Усиливается волна произвольных арестов, групповых судов над представителями религиозных меньшинств и мусульман, подозреваемых в приверженности течениям, не одобряемых правительством. Законодательство и практика правоохранительных органов не делает различия между мусульманами с умеренными и радикальными взглядами. И те, и другие получают максимальные сроки заключения. Всем им отказывают в доступе к правосудию и праве на выбор адвоката. Количество заключенных по религиозным мотивам достигает нескольких тысяч. Они подвергаются неимоверно жестоким пыткам с целью подавить в них волю и добиться ложных показаний против себя и единоверцев. Этот процесс заметно стимулирует поток эмиграции лиц, преследуемых за веру. Между тем страны ЕС стали ограничивать прием узбекских беженцев-мусульман. Особенно сложно приходится тем, кто ранее был осужден или объявлен узбекскими правоохранительными органами в розыск. Их не спасает даже статус беженца, полученный по линии УВКБ ООН.
 
По наблюдениям нашей Ассоциации, в основе обвинения политзаключенных используются признательные показания, полученные под пытками. Их чаще всего привлекают к ответственности по статьям Уголовного кодекса Узбекистана: 158-3 («Публичное оскорбление или клевета в отношении Президента Республики Узбекистан, а равно с использованием печати или иных средств массовой информации»), 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан»), 216 («Незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций»), 216-1 («Склонение к участию в деятельности незаконных общественных объединений и религиозных организаций»), 216-2 («Нарушение законодательства о религиозных организациях»), 244-1 («Изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку») и 244-2 («Создание, руководство, участие в религиозных экстремистских, сепаратистских, фундаменталистских или иных запрещенных организациях»);
 
В июле 2010 года Литва отклонила просьбу о предоставлении политического убежища и депортировала узбекского гражданина, имея все доказательства того, что ему грозят в Узбекистане пытки. Такое же решение было принято и в сентябре 2009 года по делу свидетеля Андижанской трагедии 2005 года. В Венгрии не может получить убежища семья свидетелей Иегова из Узбекистана.
 
В Казахстане остаются под угрозой выдачи в Узбекистан 29 беженцев, некоторые из них более 4 лет ждали переселения по линии УВКБ ООН. В их делах имеются сведения о пытках и фабрикации обвинений, но их просьбы об убежище были отклонены Норвегией, Швецией, Францией, Голландией и другими странами ЕС. Такая же ситуация и у других беженцев, которым угрожает выдача из Казахстана в Узбекистан.
 
6. Эксплуатация детей в хлопковом секторе продолжается. Сезон 2010 года для школьников и студентов начался с 12 сентября. В этом году стали забирать и детей из младших классов. Причина — резкое подорожание хлопка на мировом рынке. Их вновь вывезли на хлопковые поля по указанию местных органов власти и при благословении центрального правительства. Руководство Узбекистана никогда не докладывает народу о том, на какие цели идет выручка от экспорта. Уровень коррупции в отрасли достиг критической отметки. Несмотря на все это, узбекский хлопок и изделия из него продолжают пользоваться налоговыми льготами при импорте в Европу по линии Генеральной системы преференций (General System of Preference), введенной Евросоюзом для продукции из развивающихся стран.
 
7. Правительство Узбекистана полностью игнорирует политические права граждан. Выборы президента и парламента являются фикцией. Власть подавила политическую оппозицию, полностью контролирует прессу и только создает видимость соблюдения демократических процедур.
________
Мы призываем Европейский Союз повысить эффективность диалога с правительством Узбекистана по вопросам соблюдения основных прав и свобод, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека, и потребовать от него реального правительства прогресса в этой сфере, а именно:
 
— восстановить деятельность институтов гражданского общества, международных неправительственных организаций «Открытое общество», «Интерньюс», «Хьюман райтс вотч», радиостанций и информационных агентств (Би-би-си, «Немецкая волна», «Озодлик» (узбекская служба Радио «Свободная Европа» — Радио «Свобода») и др.), лишенных аккредитации в 2004–2007 гг;
 
— пересмотреть дела заключенных, осужденных по статьям 158-3, 159, 216, 216-1, 216-2, 244-1 и 244-2 Уголовного кодекса Узбекистана;
 
—  освободить заключенных, которые пострадали за политическую деятельность или выражение своих политических или религиозных взглядов. Краткий список прилагается;
 
— способствовать закрытию колонии 64/71 в поселке Жаслык в Каракалпакии, которая располагается в зоне, опасной для здоровья и жизни человека;
 
— принять законы, регулирующие деятельность правоохранительных органов: Закон о милиции Республики Узбекистан, Закон о Службе национальной безопасности Узбекистана, Закон об оперативно-розыскной деятельности;
 
 
Мы призываем Евросоюз:
 
— оставить в силе эмбарго на поставки вооружений до тех пор, пока не будут получены гарантии того, что оружие не будет применено против мирного населения;
 
— отменить налоговые льготы для узбекского хлопка и изделий из него, введенных в рамках Генеральной системы преференций, до тех пор пока государственные структуры Узбекистана не перестанут принуждать детей и студентов собирать хлопок в ущерб их образованию и здоровью;
 
— обусловить выделение Узбекистану помощи по проекту «Верховенство закона» не количеством принятых национальных законов, а гарантиями их соблюдения;
 
—  при рассмотрении в миграционных службах стран ЕС дел беженцев, преследуемых по религиозным мотивам, учитывать практику фабрикации обвинений и пыток в Узбекистане.
 
 ___________________
 
Принимая решение об отмене санкций в отношении Узбекистана, Евросоюзу следует учесть, что продолжается устранение свидетелей Андижанской трагедии. Узбекские власти всячески препятствуют установлению личности погибших и мест их захоронения, а также уничтожают доказательства своей вины. Требование Европейского Союза провести независимое международное расследование массового убийства в Андижане должно оставаться обязательным условием диалога о правах человека с правительством Узбекистана.