08
Сб, авг

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
Kaz osce
Уважаемые господа, я хочу обратить ваше внимание на то, что страны Центральной Азии и Восточной Европы — участники Копенгагенского соглашения ОБСЕ принимают законы, противоречащие пункту 5.7, который гласит: «права человека и основные свободы будут гарантироваться законом и соответствовать обязательствам по международному праву».
  
Эту норму не соблюдают такие внешне различные страны, как Казахстан и Чехия. Похожая ситуация также в Венгрии, Словении, Таджикистане. Список можно продолжить. Несоблюдение пункта 5.7 ведет к нарушению других международных соглашений в области прав человека: Конвенции ООН о статусе беженцев, Конвенции ООН против пыток, Международного пакта о гражданских и политических правах и др.
В последние дни у многих наблюдателей стало рушиться представление о том, что Казахстан может быть безопасным для беженцев государством.
В 2010 году в этой стране начали действовать введенные Законом Республики Казахстан от 04.12.2009 N 216-4 «О беженцах» новые миграционные правила. Процедура по определению статуса беженца в Казахстане была передана государству. На этом основании была создана Государственная комиссия большинство голосов в которой принадлежит представителям спецслужб .
9 июня 2010 года, накануне заседания этой комиссии, Комитет национальной безопасности и миграционная полиция совместно провели в Алматы акцию «Мигрант». В 6 часов утра 45 беженцев-мужчин и одна женщина были подняты с постели, у них забрали компьютеры. По словам свидетелей, с ними грубо обращались. Их задержали в разных районах и доставили в городскую миграционную полицию, оттуда 25 человек были переданы в Департамент внутренних дел. Остальных отпустили в тот же день. У них взяли отпечатки пальцев, опросили.
Возмущенные беженцы, в основном жены задержанных 9 июня 2010, собрались у офиса представительства УВКБ ООН, они требовали освободить отцов их детей, так как они не нарушали законы. Реакция правоохранительных органов Казахстана последовала быстро. Дома этих женщин в тот же день подверглись обыску, им пригрозили, что могут быстро их «усмирить», если те не успокоятся.
10 июня состоялось заседание Комиссии, на которой планировалось рассмотреть 14 дел беженцев, 11 из которых находятся в изоляторах Департаменте внутренних дел, трое в целях безопасности не пришли на заседание комиссии, теперь их грозит негативный ответ Комиссии.
10 июня прокуратура г. Алматы выдала санкцию на арест . 24 человек третий день остаются под стражей, 16 из них УВКБ ООН в соответствии с критериями Конвенции ООН о статусе беженцев признало беженцами. Прокуратура объявила, что получила экстрадиционные запросы из Узбекистана на 11 лиц из 24. Пока прокуратура санкционировала содержание их под стражей до 24 дней. (Список задержанных беженцев уже передан в офис УВКБ ООН в Женеве).
К задержанным беженцам два дня не допускали сотрудника Управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев, адвокатов, юристов Бюро по правам человека и соблюдению законности. Их близким не сообщают об их местонахождении.
Поступают сообщения о том, что за домами беженцев постоянно наблюдают представители криминальной полиции, продолжаются внезапные наезды сотрудников миграционной службы и КНБ, с утра еще три беженца доставлены в Департамент криминальной полиции.
Чем вызвана такая политика Казахстана по отношению к беженцам из Узбекистана?
Практика показывает, что обязательства, принятые странами Центральной Азии в рамках ШОС, оказываются важнее не только их национальных законов, но и норм гуманитарного права, признанных широким международным сообществом, в частности Копенгагенского соглашения ОБСЕ.
В Казахстане 180 беженцев уже имеют статус УВКБ ООН и ожидают переселения в третью страну. С введением новых миграционных условий Казахстан решил пересмотреть решение УВКБ ООН в отношении этих беженцев и вынести новое решение. Получается, что абсолютно правомерное решение международной организации аннулируется принятым после этого национальным законом.
Представитель Казахстана на этой конференции заявил, что в его стране уважительно относятся к религиозным меньшинствам. Это вызывает сомнение, тем более что по сведениям Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» еще в 2006 году около 200 жителей Западного Казахстана — члены неформальной религиозной общины — покинули страну. Они долго подвергались дискриминации за религиозные убеждения, против многих их них были сфабрикованы уголовные обвинения, 14 человек были осуждены. 37 человек из них стали жертвами пыток.
Вся эта группа членов неформальной религиозной общины Западного Казахстана попросила политическое убежище в двух странах Восточной Европы — Чехии и Словении. Чехия отказала им в убежище, даже жертвам пыток. Решение Чехии, по нашему мнению, было вызвано политическими причинами. Все последующие обращения апелляционного характера рассматривались формально. До вынесения окончательного решения представители миграционной службы и адвокаты, специализирующиеся по делам беженцев, заранее говорили заявителям, что Чехия откажет им, потому что не заинтересована в скоплении мусульман на ее территории. Теперь большой группе казахстанских беженцев угрожает принудительное возвращение в Казахстан, где, как видно в последние три дня, происходят репрессии в отношении религиозных меньшинств.
Зная, что депортированный Чехией беженец Маргулан Мухамбетов был вынужден через полгода вновь покинуть Казахстан и по возвращении на родину опять подвергся преследованиям, чешские власти продолжают игнорировать опасения заявителей и принимать негативные решения по делам беженцев из Казахстана. Маргулану удалось избежать очередного ареста только потому, что он скрывал место своего жительства в Казахстане, пишет он в своем заявлении к нам.
Об этом наша организация сообщала в МИД Чехии и в УВКБ ООН в Женеве. Но пока решение о принудительном возвращении казахстанских беженцев остается в силе, и некоторые из них, не выдерживая психологического напряжения, уезжают в другие страны Евросоюза.
В связи с попранием в Центральной Азии и Восточной Европе прав беженцев, прежде всего представителей религиозных меньшинств, необходимо подумать о создании программ обучения сотрудников миграционных служб этих государств в рамках ОБСЕ, чтобы предоставление статуса беженца они воспринимали не как политический шаг, а как гуманитарный.
Надежда Атаева,
Президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Франция