22
Вт, сен

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
upr
Выступление в Женеве 27 марта 2013 года на предсессионном совещании в рамках Универсального периодического обзора по правам человека в отношении Узбекистана
 
Уважаемые господа,
я обращаюсь к вам от себя лично и по просьбе многих узбекских правозащитников, которые в условиях тотального преследования со стороны властей Узбекистана продолжают работать в защиту жертв нарушений прав человека на нашей родине.
Я хочу рассказать вам о практике пыток в Узбекистане: ситуация в этой сфере постоянно ухудшается.
Да, Узбекистан ратифицировал Конвенцию о защите от пыток, в уголовный кодекс введена статья 235 о запрете пыток. В докладах, направленных правительством Узбекистана в исполнительные комитеты ООН, неоднократно говорилось о необходимости искоренения практики пыток. На деле узбекские власти лишь проводят тренинги для сотрудников правоохранительных органов, конференции по изучению опыта других стран и говорят о необходимости дополнительного финансирования учреждений исполнения наказания. Узбекские власти заявляют о 9 уголовных делах против виновных в пытках. Эти сведения они направили в Комитет ООН по правам человека, в Комитет ООН по правам ребенка и другие органы ООН. И этот показатель остается неизменных уже три года. Причем, вероятно, речь идет об одних и тех же делах. Говоря о практике пыток, правозащитники отмечают, что ситуация постоянно ухудшается. Виновных трудно привлечь к ответственности, так как власти не желают создавать условия для расследования случаев пыток.
Суды признают доказательства, полученные под пытками, несмотря на решение Верховного суда 2004 года о недопустимости доказательств, полученных незаконным путем.
Одновременно с этими мерами Узбекистан создал недопустимые условия для независимых наблюдателей. Те, кто критикует власти и распространяет информацию о пытках, становятся жертвами преследований.
За последние пять лет гонениям подверглись более 200 правозащитников и независимых журналистов, из них 16 человек в заключении, больше половины из них отбывают наказание по статье 159 (посягательство на конституционный строй) – все они стали жертвами пыток. Сотни активистов гражданского общества, открыто выражавших свое мнение, были вынуждены эмигрировать, их родные в Узбекистане становятся жертвами репрессий. Их престарелые родители подвергаются жестокому обращению со стороны работников МВД и СНБ, от них требуют ложных показаний против их детей, получивших политическое убежище. Так, в Швеции проживает политэмигрант Хасан Темиров. В 2012 году 7 его близких родственников удерживались представителями карательных органов до тех пор, пока его родители не согласились дать им его шведский номер телефона. В присутствии сотрудника СНБ мать была вынуждена позвонить сыну и умолять его вернуться. Таких случаев много, это касается тех, запросы о чьей экстрадиции в Узбекистан были отклонены.
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» за последние 4 года получила более 20 писем от заключенных и более 150 сообщений о применении пыток во время следствия и задержания. Они описывают разные способы пыток и условия, в которых находятся. Наиболее распространены: сексуальное насилие; заражение СПИДом через сексуальное насилие дубинкой; распространение туберкулеза путем помещения больного среди других заключенных; наказание голодом и жаждой; ограничение доступа к туалету - многие не выдерживает этой пытки, их потом помещают в штрафной изолятор и подвергают публичному порицанию; в колонии Жаслык заставляют учить наизусть произведения Ислама Каримова - и так далее. Об этих видах недопустимого обращения правозащитники пишут открыто, но Узбекистан не реагирует и официально рапортует о якобы позитивных изменениях в стране.
При этом правительство никак не объясняет, почему более 10 лет Узбекистан не могут посетить 11 Специальных репортеров ООН в области прав человека Из Узбекистана изгнана международная правозащитная организация HRW.
Вывод один: в Узбекистане нет прогресса в области прав человека
И, завершая обращение к вам, я хотела бы еще раз напомнить рекомендации Комитета ООН по правам человека правительству Узбекистана. Они не выполняются и потому остаются актуальными. В них говорится:
 
1) обеспечивать проведение расследования независимым органом в связи с каждым предположительным случаем применения пыток;
 
2) ужесточить меры борьбы с пытками и другими формами жестокого обращения, чтобы положить им конец; осуществлять наблюдение, проводить расследования, в соответствующих случаях привлекать виновных к судебной ответственности, чтобы предотвратить безнаказаность;
 
3) выплачивать компенсацию жертвам пыток и жестокого обращения;
 
4) обеспечить аудиовизуальную записи допросов во всех полицейских участках и местах содержания под стражей;
 
5) при подозрении в том, что имело место жестокое обращение, обеспечить проведение специальных медико-психологических обследований в соответствии с Руководством по эффективному расследованию и документированию пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания (Стамбульский протокол);
 
6) пересмотреть все уголовные дела, основанные на признаниях, предположительно добытых принудительным путем и за счет применения пыток и жестокого обращения, провести проверку на предмет надлежащего рассмотрения этих утверждений в целях недопущения безнаказанности.
Если у Вас остаются вопросы, я готова на них ответить.
Спасибо за внимание.
Надежда Атаева,
президент Ассоциации "Права человека в Центральной Азии", Франция
 
 
 
 
 
* На совещании присутствовали представители стран: Аргентины, Италии, Венгрии, Австралии, Голландии, Таиланда, Болгарии, Колумбии, Мексики, Испании, Эстонии, США, Румынии, Чешской Республики, Кипра, Ирландии, Германии, Канады, Латвии, Греции, Швейцарии, Бразилии, Азербайджана, Уругвая, Швеции, Великобритании, Сен-Женс (Франция) и других.