21
Ср, окт

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

- к такому выводу пришла Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» и об этом сообщают заключенные колонии №4 ГУИН Навоийской области Узбекистана. Они просят помощь у президента Узбекистана Шавката Мирзиеева. Уважая их право быть услышанными, мы публикуем это письмо открыто, желая таким образом разрушить все препятствия, созданные лицами, которые продолжают пытать и тех, кто прикрывает такие преступления. И важно другое, понять, как скоро зов о помощи услышит Мирзиеев, который со всех трибун заявляет о приверженности демократии и прав человека.

 

Текст письма:

«24 апреля 2020 года заключенных Гайрата Каримова (1986 года рождения, уроженец Ташкента), Фарруха Омонова (уроженец Кашкадарьи), Сайфиддина Ортикова (уроженец Чирчикского района Ташкентской области), Эркина Мирзамахмудова (уроженец Намангана), Озода Комилова (уроженец Самарканда) обвинили в грубом нарушении правил карантина и впоследствии перевезли из колонии №5 в колонию №4.

За этап из одной колонии в другую отвечал начальник оперативной части колонии №5 Эркин Бобокулов.

По прибытии в колонию №4 всех по одному обыскали и потом начальник колонии №4, подполковник Суннат Дустбоев завел их в свой кабинет. Здесь этапированных ждали начальник оперативной части колонии №4 Дилмурод (фамилия не указана), начальник по вопросам дисциплины Лазиз (фамилия не указана), сотрудник оперативной части Жасур.

Суннат Дустбоев сказал заключенным: "Вы во время карантина объявили голодовку!". Сотрудники колонии Сайдулло и Жасур надели всем пятерым наручники и начали со всей силы бить по всему телу. Заключенные попытались объяснить, что они не объявляли голодовку и в первый день Священного Рамадана держали пост. В ответ на это начальник колонии №4 Суннат Дустбоев сказал: "Мне вас заказал начальник колонии №5 майор Восит Рустамов. Его помощник Маруф Абдуллаев сообщил об этом".

После этого садисты до крови продолжали избивать резиновыми дубинками. Как нарушителей дисциплины, их поместили на пятнадцать суток в штрафной изолятор. В тот же день избитые заключенные сообщили охранникам изолятора о пытках и что они хотят сделать об этом соответствующее заявление и официально зарегистрировать его. Так называемые "войсковые" (так называет автор письма охранную службу) им ответили: "Здесь никакой регистрации жалоб не бывает и «колонка» (на тюремном слэнге обозначает слово колония). Сам Дустбоев жесткий и жестокий человек, никто не смеет жаловаться на него. Если мы сейчас возьмём и зарегистрируем заявление, завтра же нас всех уволят с работы". Поэтому не были зафиксированы факты телесных повреждении.

Через два дня опять из колонии №5 переведенных шестерых заключенных также избивали дубинками. (В ассоциации знают имена только Журабека Пулатова (Туракурганский район Наманганской области) и Зафара Исмаилова (Ташкент), данных по остальным жертвам пыток нет). Таким образом С. Дустбоев грубо нарушает Конституцию Узбекистана. Офицер пренебрегает политикой, проводимой нашим президентом Шавкатом Миромоновичем Мирзиеевым, злоупотребляя должностными полномочиями и продолжает истязать заключенных!

В мае 2020 года был этап из колонии № 5 еще 20 заключенных. Их таким же образом сильно избивали. В колонии №4 продолжаются старые времена и никаких позитивных перемен не видно.

В колонии №4 большинство сотрудников издевательски обращаются с заключенными, оскорбляя и унижая человеческое достоинство.

От 31 заключённого поступают такие жалобы постоянно. Мы никогда не выступали против нашего дорогого президента. Наоборот, постимся в дни Рамазана и молимся за него. И за это нас жестоко пытают, избивают и после всего этого заставляют нас писать, что "у нас нет никаких проблем".

Шавкат Миромонович, мы очень нуждаемся в вашей помощи! Мы все интересуемся политикой, которую вы проводите, внимательно наблюдая за этим процессом. Просим Вас направить в учреждение №4 ГУИН Навоийской области ваших доверенных людей и предать огласке все, что здесь творится.»

   

Перевод письма с узбекского на русский и английский язык подготовлен Ассоциацией "Права человека в Центральной Азии".