Четверг, нояб 21st

Вы здесь: УЗБЕКИСТАН пытки Узбекистан: пытки и рабство заключенных

Узбекистан: пытки и рабство заключенных

SergeyIgnatyev
Практика пыток и жестокого обращения с заключенными в колонии исполнения наказания (КИН) №64/41 города Кызыл-Тепа Навоийской области требует срочного вмешательства международной общественности.
  
В Ассоциацию «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA)  поступило сообщение о том, что с 29 сентября 2019 года в штрафном изоляторе КИН 64/4 (64/47) содержатся десять заключенных2. Их наказали, за обращение в администрацию колонии с просьбой выдать им новые перчатки и обувь для загрузки и выгрузки горячего кирпича из обжиговых печей - все они работают на кирпичном производстве. Начальник колонии по режиму В.Ю. Рустамов и начальник колонии К.Ш. Каримов отреагировали на их просьбу крайне жестко. Рустамов собственноручно стал наносить заключенным сильные удары дубинкой по пяткам и другим частям тела, после чего они были отправлены в изолятор. 10 октября 2019 года пятеро из десяти заключенных объявили из протеста политическую голодовку с целью привлечь внимание к их ситуации.
   
Завод по производству кирпича в колонии КИН 64/4 работает в три восьмичасовые смены, круглосуточно. На трех обжиговых печах, производится 400 тысяч кирпичей в сутки. Каждые 10-15 минут из печей выезжают вагоны с раскалённым кирпичом, которые нужно загрузить в подъезжающие грузовики. На эти работы привлекаются даже те заключенные, которым по приговору не назначено возмещение ущерба пострадавшей стороне. Труд заключенных на этом объекте следует считать принудительным, противоречащим международным обязательствам Узбекистана по правам человека и сравнимым с эксплуатацией заключенных в сталинском Гулаге.
   
Более того, разгрузка-погрузка кирпичей, находящихся еще в раскаленном состоянии, даже в самой колонии считается особо тяжелым видом работ. Шесть человек должны за 15-20 минут загрузить горячими кирпичами многотонный грузовой автомобиль марки «Камаз». Их зарплата составляет 80 тысяч сумов в месяц ($10). При этом администрация колонии и руководство кирпичного завода не обеспечивают надлежащих условий труда и техники безопасности, чтобы облегчить тяжесть труда и снизить риски для здоровья заключенных. Перчатки и обувь, выдаваемые заключенным, быстро приходят в негодность – они буквально сгорают, потому что не защищены огнестойким покрытием, как того требуют условия техники безопасности.
    
По трудовому кодексу работодатель обязан предоставить для рабочих спецодежду и обеспечить условия техники безопасности. Эти требования также распространяются на пенитенциарные учреждения. Однако в этой колонии осуждённые вынуждены работать в обычной обуви, которая быстро приходит в негодность (резиновая подошва плавится на раскаленных кирпичах), и в обычных матерчатых перчатках, которые рвутся и не подлежат использованию уже через десять минут работы.
   
Вместо того, чтобы рассмотреть обращение заключенных в законном порядке, начальник по режиму колонии В.Ю. Рустамов уже две недели подвергает их побоям и совершает в отношении них другие насильственные действия. Каждое утро он лично наносит удары дубинкой по их пяткам. Не выдержав всего этого, один из осужденных повесился, но был вовремя спасен сотрудниками КИН. После чего Рустамов собрал всех заключенных колонии на плацу и перед строем публично со всей силы стал наносить удары по разным частям тела этим десяти заключенным. При этом он объявил: «Президент дал вам два года «скачухи»3. Теперь это время прошло, всё будет по-старому. Можете обращаться к кому угодно. Вам никто не поможет». И все эти противоправные действия происходят, по словам заключенных, с одобрения начальника колонии К.Ш. Каримова.
   
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA) считает, что попустительство начальника КИН 64/4 К. Ш. Каримова и незаконные действия начальника по режиму КИН 64/4 В.Ю. Рустамова заслуживают внимания генеральной прокуратуры Узбекистана, поскольку к заключенным этого учреждения применяют пытки, внесудебную расправу, привлекают их к рабскому труду. 
   
          ПОРЯДКИ В КИН 64/4:
   
Колония исполнения наказаний 64/4 (бывшая 64/47), являющаяся «зоной строгого режима», находится в городе Кызыл-Тепа Навоийской области Узбекистана, в ней содержатся заключенные, приговоренные к особо тяжким преступлениям. Приводим описание царящих в колонии порядков, по информации, поступившей к нам из конфиденциальных источников.
  •      Суицид
Пребывание заключенных в таких бесчеловечных условиях нередко приводит их к суициду. Немало случаев, когда заключенные КИН 64/47 не выдерживали унижений, буллинга, рабского труда, длительной усталости, пыток, угроз, тяжелых болезней, и кончали жизнь самоубийством.  Бывало, что от безысходности заключенные во время рабочего дня бросались прямо в раскаленную печь, где сгорали заживо.
  •      Карантин
Все новоприбывшие заключенные проходят в колонии процедуру карантина. В этот 15-дневный период новичков содержат в отдельном бараке, где они знакомятся с порядком зоны. Их учат тексту гимна, заставляют делать приседания, ходить «гусиным» шагом на полусогнутых ногах, без остановки маршировать строем. И эта процедура фактически выливается в издевательство над новоприбывшими, унижает их человеческое достоинство. Из-за плохого питания и больших физических нагрузок они быстро теряют в весе до 15 кг – по килограмму в день. И труднее всего приходится «религиозным» и «политическим»4 заключенным.
   
Заведующие хозяйственной частью колонии зачастую являются «лохмачами». Это заключенные, которые по негласному указанию администрации и оперативных сотрудников СНБ/СГБ подвергают пыткам других заключенных.
  
Из воспоминаний бывшего политзаключенного КИН 64/47:
Вернувшийся из России трудовой мигрант по имени Умар, был осужден по доносу соседа за проповеди религиозного деятеля Хайрулло Хамидова, которые были обнаружены у Умара при обыске. Высказывания Хамидова следствие сочло незаконными. Сам же Умар всего лишь читал намаз, был из бедной семьи, ездил в Россию, чтобы заработать на свадьбу.
Прибыв на карантин, Умар, у которого ко всему еще и больные почки, немедленно подвергся унижению со стороны сокамерника-«лохмача». Больше суток он не пускал Умара в туалет. Тот не удержался и «сходил» под себя. «Лохмач» это заметил и под угрозой смерти заставил Умара съесть собственные испражнения. Когда же другой сокамерник пытался вступиться за униженного человека, на шум пришел представитель администрации и наказал того, кто защищал, отправив его на 10 дней в одиночную камеру. И все последующие дни во время карантина «лохмач» продолжал издеваться над Умаром.
  • Практика продления срока наказания
Ранее срок наказания заключенным обычно продлевался по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»), а в настоящее время для увеличения срока заключения всё чаще применяется практика фабрикации ложных медицинских диагнозов по таким заболеваниям как СПИД, гепатит В, С, туберкулез и др.
  
Лишение человека свободы по медицинским показаниям абсолютно незаконно и негуманно. В этом преступном процессе вместе с сотрудниками ГУИН участвуют сотрудники медицинских учреждений. Сами заключенные не всегда понимают и знают, что диагноз ложный. И так чаще всего поступают с теми, кого не хотят освобождать по окончании срока, амнистировать или освободить условно-досрочно.
  • Медицинская помощь
Из воспоминаний бывшего политзаключенного КИН 64/47:
В декабре 2018 года в санчасть колонии поступил молодой мужчина, он был ослаблен. Его постоянно тошнило, через пару дней ему стало совсем плохо. Через несколько дней он упал с кровати и потерял сознание. Сосед по койке помог ему встать, но у него началась рвота. Позже появился дежурный, он сообщил врачу о состоянии заключенного, но врач не отреагировал. Спустя полчаса больной снова упал с кровати и потерял сознание. Он лежал с полуоткрытыми глазами, беспомощный. И только потом появилась врач и начала измерять ему давление. Вызвали скорую помощь. Четверо заключенных отнесли его на носилках до ворот колонии, где его забрала машина скорой помощи. Вскоре узнали, что ему поставили диагноз лейкоз.
  • Санитарно-бытовые условия
Туалетов не хватает. Все бытовые помещения колонии обслуживают сами заключенные, в том числе, туалеты.
   
Из воспоминаний бывшего политзаключенного КИН 64/47:
Март, 2017. Когда ассенизатор Машраб Дадажонов чистил канализацию - без специального снаряжения, с помощью инструментов, которые сам же изготовил, - от скопившегося газа он потерял сознание и упал в резервуар с фекалиями. И это произошло в секторе, где было много людей. Заключенный Улугбек Куролов побежал на помощь, но не удержался и тоже упал в яму. Еще несколько человек пытались им помочь и теряли сознание. Противогазов у них не было, поэтому пришлось намочить простыни, закрыть ими носы, рты и вытащить тела двух парней. У Улугбека в этот день было короткое свидание с родными, а на следующее утро он должен был выйти уже на длительное свидание, однако этому не суждено было случиться. Два человека погибли и троих еле удалось спасти. 
Данное сообщение Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» отправлено:
— Спецдокладчику ООН по вопросам пыток
— Спецдокладчику ООН по внесудебных казням и внесудебным расправам
— в Комитет ООН против пыток
— Международной организации труда (МОТ)
 
* * *
 
 
[1] УЯ 64/47, недавно переименованной в КИН 64/4;
[2] Ойдин Ахмедов, Журабек Пулатов, Иззатилла Абдурахмонов, Абдурасул Сотиболдиев, Бахром Тожибоев, Рустам Мунавваров, Бахтиер Насипов, Акжол Файзуллаев, Ислом Хошимов, Бобур Олимов;
[3]Скачуха – тюремный жаргон, означает снисхождение;
[4] ДЭОМ — Диний экстримистик окимга мансуб махкум  фраза в переводе на русский язык означает осужденный за причастность к религиозно-экстремистскому течению;