05
Пт, март

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
В четверг и пятницу, 6 и 7 ноября министр иностранных дел Узбекистана должен незаметно встретиться с Лораном Фабиусом, министром иностранных дел и с членами Сената и Национального собрания Франции.
  
АСАТ и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» выражают удивление и глубокое беспокойство по поводу встречи с представителем режима, который систематически применяет пытки.
 
acat25Не было никакой официальной информации о повестке дня ни Лорана Фабиуса, ни Национального собрания или Сената Франции. АСАТ и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обнаружили эту информацию в официальной повестке дня Министерства иностранных дел Узбекистана. Это министерство информирует, что узбекская делегация во главе с Абдулазизом Камиловым, министром иностранных дел, должна встретиться с французским министром иностранных дел, членом Сената и Национального собрания и представителями французского бизнес-сообщества. Кроме МИД Узбекистана, об этой встрече объявила только организация "MEDEF International".
  
Вот мнение Кристин Ларок, ответственной программа по странам Азии в АСАТе: "Большинство западных лидеров справедливо избегают встреч с узбекскими высокопоставленными чиновниками. Удивляет и шокирует, когда видишь сегодня, как самые высокие представители французское власти организуют такие встречи в обстановке строжайшей секретности. Тишина вокруг этого визита отражает смущение политиков с их стороны и отсутствие прозрачности государственной власти для французского гражданского общества".
  
Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», отмечает: "Недопустим такой подход к власти Ислама Каримова, который правит 25 лет; узбекское правительство является одним из худших и репрессивных режимов мира. Пытки в правоохранительных органах и местах лишения свободы носят систематический характер. Комитет ООН против пыток строго критиковал Узбекистан год назад».
  
Десятки защитников прав человека, журналисты и мирные активисты задержаны по политическим мотивам. Тысячи людей находятся в заключении просто потому, что они мирно исповедовали свою религию, как христиане, так и мусульмане.
  
ahrca Logo1Международный Комитет Красного Креста с 2013 года прекратил визиты к заключенным, потому что правительство отказалось соблюдать условия процедуры посещений МККК. Почти 12 лет ни один эксперт ООН не может въехать в Узбекистан, чтобы изучить положение в области прав человека. Ни одна международная неправительственная организация не присутствует в стране с тех пор, как в 2011 году была изгнана "Human Rights Watch".
  
Узбекские правозащитники действуют с огромным риском, иногда расплачиваясь собственной жизнью, как заключенный Абдурасул Худойназаров, которого долго поддерживала АСАТ. Активист, известный деятельностью в области борьбы с коррупцией, включая органы внутренних дел и безопасности, провел в заключении 8 лет, подвергаясь пыткам. Ему было отказано в медицинской помощи, и это серьезно подорвало его здоровье. Он был выпущен на свободу в мае 2014 года по медицинским основаниям, прежде чем умереть через несколько недель, 26 июня, в Международный день поддержки жертв пыток.
  
После событий в Андижане 2005 года, в ходе которых правительственные войска открыли огонь по толпе мирных демонстрантов, убив сотни людей в этом городе, никакого независимого расследования не проводилось и никого из официальных лиц к ответственности не привлекли. Франция и другие страны ЕС в период между 2005 и 2009 годами ввели в отношении Узбекистана санкции, чтобы заставить правительство уважать права человека.
  
АСАТ и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» считают, что встречи, которые касаются экономических переговоров и, возможно, военного и стратегического сотрудничества с французскими властями, должны проходиться только тогда, когда узбекское правительство достоверно докажет свое намерение обеспечить реализацию прав человека. АСАТ и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» требуют, чтобы они, по крайней мере использовали эту возможность, чтобы публично и прямо выразить узбекскому министру обеспокоенность Франции по поводу положения в области прав человека в Узбекистане.