27
Сб, фев

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
30 марта 2013 года родным Умида Ахмедова (1975 г.р.) передали его труп для срочного захоронения и взяли подписку о неразглашении информации о травмах на теле погибшего. Медицинское освидетельствование проводить запретили.
   
Официальную причину смерти родные тоже скрывают и отказываются от общения с правозащитниками.
   
15 марта 2013 года Умида Ахмедова взяли под стражу. Он работал в министерстве внутренних дел, в отделе по борьбе с нарушениями в области нравственности и с наймом людей в целях их эксплуатации. В его компетенцию входили расследования по работорговле (название в оригинале: одамлардан фойдаланиш учун уларни ёллаш хамда одоб-ахлок хукукларини бузилишига карши булим). Его обвинили по статье 210 Уголовного кодекса Узбекистана (получение взятки).
   
По свидетельству очевидца, у убитого Умида Ахмедова была обнаружена глубокая ножевая рана в области шеи и гематомы по всему телу, он был истерзан до неузнаваемости. С помощью пыток от него добивались показаний против высокопоставленного чиновника в правительстве. Имя последнего наш источник скрывает в целях безопасности. Все попытки получить подробную информацию по делу Умида Ахмедова тщетны, что неудивительно при нынешнем режиме.
   
По данным Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», внесудебные казни в Узбекистане совершаются регулярно, но общественность не всегда может узнать об этом. Расследовать такие случаи невозможно. Родные жертв обычно подвергаются угрозам и боятся обращаться к адвокатам и правозащитникам, их ограничивают в праве на передвижение, они подолгу находятся под тотальным контролем.