26
Пт, фев

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

— так заявил представитель пресс-службы Международного Комитета Красного Креста Давид Пьер Маркет.

В Ассоциацию «Права человека в Центральной Азии» — АНRCA поступили пресс-релизы от группы узбекских правозащитников, посетивших на днях политзаключенных: Мурада Джураева, Агзама Тургунова, Салижона Абдурахмонова и Дильмурада Сайида. В них заявлено, что якобы условия содержания этих политзаключенных улучшились после регулярных посещений разных комиссий, включая миссию Международного Комитета Красного Креста в Узбекистане.

Представитель пресс-службы МККК Давид Пьер Маркет сказал нашей организации, что еще в марте 2013 года в Узбекистане полностью прекращена программа посещения лиц, содержащихся под стражей. И 12 апреля 2013 года по этому поводу распространен пресс-релиз 13/64.Это решение объяснил Генеральный директор МККК Ив Даккор: «В Узбекистане мы не можем обеспечить соблюдение нашего стандартногопорядка работы, которого мы придерживаемся при посещении лиц, содержащихся подстражей, для проведения оценки условий их содержания и обращения с ними. Врезультате мы не можем решать вопросы гуманитарного характера, поэтомупроведение каких-либо посещений теряет смысл».

Из достоверных источников АНRCA известно о том, что условия в учреждениях пенитенциарной системы Узбекистана до сих пор не соответствуют «Основным принципам обращения заключенных» и «Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными».

Узбекские власти уже не могут игнорировать повышенное внимание к судьбе заключенных общественных деятелей со стороны сенаторов США и международных наблюдателей. Визиты правозащитников к политическим заключенным обрадовали последних и, возможно, даже дали им некоторую надежду на освобождение. Скорее всего организаторы показательной акции на это и рассчитывали. Ведь сейчас полным ходом идет подготовка к поездке Ислама Каримова в Чехию 21-23 февраля. И он знает, что этот визит вызывает крайне негативную реакцию у большей части демократического сообщества, осуждающего его 25-летнее диктаторское правление.