16
Сб, янв

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

«Когда вспоминаю эти вещи, у меня сердце аж останавливается». — Из воспоминаний бывшего заключенного, находившегося в заточении.

10 декабря 2020 года - НПО, совместно выступающие с настоящим заявлением, настоятельно призывают власти Узбекистана выполнить свои международные обязательства в области прав человека путем декриминализации гомосексуальности. Статья 120 действующего Уголовного кодекса Республики Узбекистан предусматривает наказание за добровольные сексуальные отношения между взрослыми мужчинами в виде лишения свободы на срок до трех лет. В настоящее время в Узбекистане разрабатывается новый Уголовный кодекс, и органам власти необходимо воспользоваться этой возможностью для улучшения положения в области прав человека.

Организации, совместно публикующие настоящее заявление, настоятельно призывают власти Узбекистана «отменить правовые положения, предусматривающие наказание за добровольные половые отношения между взрослыми мужчинами, которые используются для подавления сво- боды, личной безопасности и неприкосновенности частной жизни, а также преследования за мирное осуществление прав человека, включая право на жизнь. Органам власти также следует вести борьбу с существующей стигматизацией и дискриминацией ЛГБТИ путем активного повышения осведомленности общественности о правах человека».

В качестве государства-участника Международного пакта о гражданских и политических правах Республика Узбекистан взяла на себя обязательство обеспечить каждому человеку возможность пользоваться своими правами без какого бы то ни было различия, включая «расу, цвет кожи, пол, язык, религию, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, имущественное, сословное или иное положение». В своих заключительных замечаниях, опубликованных в январе и мае 2020 года, Комитет Организации Объединенных Наций (ООН) против пыток и Комитет ООН по правам человека призвали Узбекистан отменить нормы статьи 120.

«Когда я узнала, об ориентации своего сына, я была в панике. Я потащила его к имамам и психологам, пытаясь «вылечить» его. Но на самом деле,я только причинила боль и испортила ему жизнь. Теперь я понимаю, что гомосексуальность — это не болезнь. Он все тот же красивый, умный и миролюбивый человек. Он просто любит людей своего пола, вот и все! Но из-за этого многие хотят убить его, сжечь, забросать камнями. Пока существует 120 статья, мой сын и другие ЛГБТ-люди не смогут жить спокойно и быть счастливыми. Я считаю, что отмена статьи 120 приведет лишь к добру - для всех». — Мать молодого гомосексуала, которая призывает своих сограждан не бояться людей с гомосексуальной ориентацией.

Молодой человек, который был осужден по статье 120 и впоследствии выпущен на свободу, говорит, что не знает, как жить с травмой, вызванной ежедневными избиениями и проявлениями ненависти и презрения. Находясь в предварительном заключении, он регулярно подвергался насилию со стороны других заключенных, в то время как сотрудники СИЗО не обращали на это внимание. По его словам, дни проведенные в СИЗО «были самыми ужасными и отвратительными в его жизни», и он также утверждает, что по прибытии в колонию, подвергся избиению со стороны сотрудников учреждения, которые также пытались изнасиловать его дубинкой.

Статья 120 представляет собой постоянную угрозу для гомосексуальных и бисексуальных мужчин в их повседневной жизни и не позволяет им обращаться в государственные органы с жалобами на насилие и дискриминацию, которым они подвергаются в обществе, опасаясь разоблачения своей сексуальной ориентации. Группы, защищающие права человека человека ЛГБТИ, не могут безопасно осуществлять свою деятельность в Узбекистане, в то время как органы власти пресекают все попытки привлечь внимание к нарушениям прав человека в отношении ЛГБТИ.

Гомосексуальный мужчина из Узбекистана на условиях анонимности сообщил, что: «Статья 120 предоставляет право безнаказанно подвергать жестокому обращению и дискриминации лиц нетрадиционной сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Она также создаёт идеальную платформу для поощрения коррупции. Пока 120-статья будет существовать, запугивание никогда не закончится и гомофобы будут иметь власть над нами».

Правоохранительные органы не предъявляют обвинения всем гомосексуальным и бисексуальным мужчинам, которых им удается выследить, однако зачастую сотрудники поли- ции угрожают им тюремным заключением или раскрытием их сексуальной ориентации, с тем чтобы шантажировать и вымогать у них деньги. Полиция также принуждает ЛГБТИ к сотруд- ничеству в розыске более состоятельных гомосексуалов и бисексуалов. Таким образом, многие представители ЛГБТИ в Узбекистане считают, что у них нет иного выбора, кроме как вести двойную жизнь - им придется заплатить высокую цену, если их жены, мужья, родители, другие родственники или соседи узнают об их сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Гомофобные группы часто нападают на представителей ЛГБТИ и тех, кого принимают за геев, подвергая их физическому насилию и вымогательству. В интернет-сервисах гомофобные активисты распространяют имена и контактные данные гомосексуальных и бисексуальным мужчин, а также тех, кого принимают за таковых, и призывают к их «наказанию» и убийству. Существуют видеозаписи подобных избиений, а также достоверная информация о том, что за последние годы несколько гомосексуальных мужчин были убиты или тяжело ранены гомофобными группами.

Известно также, что правоохранительные органы используют страх перед ярлыком «гомосексуала», обвинение, которое воспринимается в узбекском обществе как крайне постыдное, и угрожают тюремным заключением в соответствии со статьей 120 не только в отношении гомосексуалов и бисексуалов, но и против гетеросексуалов и благочестивых мусульман. НПО, совместно подготовившие настоящее заявление, располагают информацией о ряде случаев вымогательства правоохранительными органами крупных сумм денег или имущества, а также «признательных показаний» в том числе за такие тяжкие преступления, как «терроризм» или «попытки свержения конституционного строя» во избежание обвинений по статье 120.

Нарушения прав человека, включая сексуальное насилие в отношении гомосексуальных и бисексуальных мужчин, а также в отношении тех, кого принимают за таковых, являются особенно вопиющими в пенитенциарных учреждениях. Эти мужчины часто становятся жертвами пыток и других форм жестокого обращения со стороны сотрудников полиции, сотрудников Национальной службы безопасности, тюремных надзирателей и других заключенных. Методы пыток включают изнасилование с использованием бутылок и дубинок, подвешивание бутылок, наполненных водой к половым органам заключенного, обертывание газет вокруг половых органов и поджигание бумаги. Гомосексуальные и бисексуальные мужчины, а также лица, подозреваемые или обвиняемые в гомосексуальных отношениях, имеют самый низкий статус в неформальной, но строго установленной иерархии заключенных. Они регулярно используются охранниками и другими заключенными в качестве «рабов» и, например, вынуждены чистить грязные туалеты голыми руками.

Власти Узбекистана неоднократно заявляли, что гомосексуальность противоречит исламу, традиционным ценностям и культурным нормам страны и что общественность не готова отменить нормы статьи 1201. Однако это не является веским основанием для увековечения на- рушений прав человека. К странам с мусульманским большинством, легализовавшим гомосек- суальность, относятся соседние с Узбекистаном Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан, а также Азербайджан и Турция.

 

Более подробная информация о положении с правами человека ЛГБТИ в Узбекистане приведена ниже:

 

1 См., например, краткий отчет о 3690-м заседании, рассмотрение докладов, представленных государствами-участниками в соответствии со статьей 40 Пакта, пятый периодический доклад Узбекистана, 5 марта 2020 года, пункт 1. 50