30
Вт, нояб

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Международное партнерство по правам человека (IPHR) и Норвежский Хельсинкский комитет (NHC) обеспокоены судьбой группы афганских беженцев-журналистов, правозащитников, депутатов парламента, музыкантов и артистов, а также их семей, приехавших с ними в Узбекистан из Афганистана после прихода к власти талибов в августе 2021 года.  Группа из более чем 70-ти человек в настоящее время находится в Узбекистане по временным визам, срок действия которых истекает 11 ноября 2021 года. Если им не удастся легализовать свой статус в Узбекистане или переселиться в безопасную третью страну, то им всем грозит принудительное возвращение на родину в нарушение принципа невысылки в соответствии с международным правом в области прав человека.
    
Узбекистан не ратифицировал Женевскую конвенцию ООН 1951 года о статусе беженцев, а национальное законодательство не предусматривает каких-либо процедур для иностранцев, ожидающих переселения в третью страну, которая признает их беженцами. Отсутствие правовых норм, защищающих беженцев в Узбекистане, означает, что с афганскими беженцами обращаются как с обычными иностранцами и они могут проживать в стране только в соответствии с другими правовыми статусами, которые предусмотрены временными визами для иностранцев. Узбекистан принудительно возвратил уже 150 афганских граждан, которые по версии властей «незаконно пересекли границу» с августа 2021 года — якобы по собственному желанию и после получения «гарантий безопасности». Хотя Министерство иностранных дел Узбекистана заявило в отношении афганских беженцев, что «всем разрешили вернуться домой, и теперь они находятся в полной безопасности со своими семьями», активисты AHRCA слышали, что по прибытии в Афганистан официальные лица талибов посадили вернувшихся в машины и до сих пор нет информации об их местонахождении. Имена депортированных беженцев уточнить не удалось.
  
Эта группа беженцев, обратившихся за помощью в AHRCA, получила трехмесячные узбекские визы сразу после прихода к власти талибов в Афганистане в августе 2021 года и срочно прибыла в Узбекистан. Им были предоставлены визы так называемого частного приглашения (PV2), хотя формально у них не было приглашения как такового. По закону для продления трехмесячной визы иностранцы должны явиться в визовый отдел Министерства иностранных дел Узбекистана вместе с лицом, пригласившим их в Узбекистан. Но они не могут этого сделать, поскольку не имеют приглашения от физического лица, и в результате сталкиваются с трудностями при продлении своего легального пребывания в Узбекистане. Как сообщается, попытки со стороны узбекских юристов решить этот вопрос привели к тому, что представитель Службы государственной безопасности (СГБ) предупредил юристов, что они не должны заниматься делами, касающимися афганских беженцев.
   
И это означает, что в случае с беженцами из Афганистана Узбекистан нарушает свои международные обязательства в соответствии со статьей 3 Конвенции ООН против пыток, которая гласит, что «Ни одно Государство-участник не должно высылать, возвращать («refouler») или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток».
  
Кроме того, беженцы из Афганистана должны получить временную регистрацию по месту жительства, предъявив договор аренды и заплатив ежемесячный сбор в размере, эквивалентном примерно 15–20 долларам США. Но большинство афганцев, прибывших в Узбекистан после 13 августа 2021 года, нашли жилье без заключения договора аренды, потому что так дешевле[4]. Неуплата данного сбора наказывается статьей 225 («Нарушение правил пребывания в Республике Узбекистан») Кодекса об административной ответственности Узбекистана, за исключением смягчающих обстоятельств, указанных в статье 31 («Обстоятельства, смягчающие административную ответственность»). Процедура обжалования штрафа за нарушение правил пребывания в Узбекистане чрезвычайно сложна и предполагает сначала уплату штрафа, а затем подачу апелляции в суд. В Узбекистане, где судебная власть неизменно зависит от исполнительной власти, успешно оспорить штраф практически невозможно. Власти Узбекистана в настоящее время не согласны с тем, что ситуацию, в которой оказались афганские беженцы, следует рассматривать как смягчающие обстоятельства в соответствии со статьей 31, и прокуратура не приняла никаких мер для противодействия штрафам, наложенным отделом регистрации иностранцев Министерства внутренних дел Узбекистана.
   
Мониторинг AHRCA выявил, что сотрудники правоохранительных органов и Министерства иностранных дел налагают штрафы на афганских граждан в размере от 1 350 000 до 2 700 000 сумов (что эквивалентно от 125 до 250 долларов США на человека), даже если это лицо не могло получить необходимую регистрацию по обстоятельствам, не зависящим от них. Если человек не упорядочивает свое пребывание через 10 дней, то по закону Министерство внутренних дел Узбекистана начинает процедуру депортации. Они не учитывают, что люди, с которыми они работают, находятся в крайне сложном и уязвимом положении.
  
Нижеподписавшиеся организации предприняли три безуспешных попытки заключить соглашение с юристом, чтобы помочь группе афганцев с регистрацией, продлением визы или арендой. Юристы рассказали нам, что Служба государственной безопасности Узбекистана пригрозила отозвать их лицензии, если они окажут юридическую помощь этой группе, и юристы опасаются, что эта политика направлена ​​на то, чтобы афганцы покинули Узбекистан как можно скорее.
  
Кроме того, беженцы из Афганистана сообщают о серьезной дискриминации и враждебности со стороны официальных лиц и лиц, оказывающих услуги в административной процедуре в некоторых регионах Узбекистана, особенно в Ташкенте и Сурхандарьинской области.
   
Учитывая уязвимое положение этой группы лиц в Узбекистане и, нежелание властей Узбекистана предоставить безопасное и надежное убежище, AHRCA, IPHR и NHC считают, что необходимы срочные меры для обеспечения их безопасности, и призывают Узбекистан:
    
- Правительству Узбекистана следует разработать национальный правовой механизм, освобождающий беженцев, прибывших после 11 августа 2021 года, от уплаты штрафов за отсутствие регистрации по месту прописки;
   
- Предоставлять необходимую гуманитарную помощь семьям беженцев, обеспечивая им адекватное жилье и поддержку;
    
- Срочно разработать национальный правовой механизм для обеспечения международной защиты от принудительного возвращения в Афганистан и дать соответствующие инструкции сотрудникам правоохранительных органов по всей стране;
    
- Воздерживаться от возвращения беженцев в страну, где их жизни угрожает опасность или они будут подвергаться реальной опасности пыток и жестокого обращения.
       
Кроме того, мы призываем Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев:
          
- Организовать миссию в Узбекистан для проведения оценки и выдачи мандатных свидетельств о статусе беженца лицам из Афганистана в Узбекистане; и, если необходимо, помочь в процессе переселения этой группы лиц;        
 
- Обратиться к правительству Узбекистана с просьбой предоставить обновленный список с полными именами всех лиц, депортированных из Узбекистана в Афганистан с 11 августа 2021 года.
   
Мы просим Управление Верховного комиссара ООН по правам человека:
    
- Обратить внимание на крайне сложное положение беженцев из Афганистана и оценить правовую реализацию международных обязательств, принятых властями Узбекистана, как одного из членов Совета ООН по правам человека с октября 2020 года.
     
Мы также доводим эту ситуацию до сведения Специального докладчика ООН против пыток, поскольку данной группе беженцев может грозить неминуемый риск высылки в Афганистан в нарушение обязательств Узбекистана по статье 3 Конвенции против пыток.
   
Мы призываем международное сообщество:
   
- В срочном порядке принять эту группу беженцев в программу переселения.