Вторник, авг 22nd

Вы здесь: ТАДЖИКИСТАН правозащитники Таджикистан: адвокаты-правозащитники приговорены к длительным срокам заключения

Таджикистан: адвокаты-правозащитники приговорены к длительным срокам заключения

Yorov
pivt321
Серьезный удар по независимости адвокатуры
                    
6 октября 2016 г. суд в Таджикистане приговорил к длительным срокам лишения свободы двух известных адвокатов-правозащитников, сообщают Хьюман Райтс Вотч, Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Обвинительный приговор, вынесенный Бузургмехру Ёрову и Нуриддину Махкамову по итогам политически мотивированного судебного процесса, и суровость наказания (Махкамов получил 21 год, Ёров – 23 года лишения свободы) стали ударом по свободе выражения мнений и независимости адвокатуры в Таджикистане. Адвокатов нужно немедленно освободить, и власти должны обеспечить независимость адвокатской профессии. Приговор стал очередным проявлением беспрецедентных репрессий, развернутых в Таджикистане против инакомыслящих, среди которых оказались и адвокаты. С 2014 г. многие представители этой профессии подверглись аресту, лишению свободы и запугиваниям за то, что защищали оппозиционеров или не боялись браться за политически чувствительные дела. Другим угрожали физической расправой или фабрикацией против них уголовных дел.
 
Власти Таджикистана пытаются с помощью уголовного преследования заставить замолчать двух из самых активных и независимых представителей адвокатской профессии, - заявил Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Этот приговор является прямым ударом по независимости адвокатуры в Таджикистане».
                       
Суд в Душанбе по итогам процесса, на котором обвинение не представило убедительных доказательств, признал Ёрова и Махкамова виновными в мошенничестве, подделке документов, «возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды», а также в публичных призывах к осуществлении экстремистской деятельности и к насильственному изменению конституционного строя. Ёров, который возглавлял адвокатскую контору «Сипар», был известен своим бесстрашием и готовностью браться за политически чувствительные дела. Его арестовали через несколько дней поле того, как он занялся защитой теперь уже осужденных лидеров оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана – еще недавно ведущая оппозиционная сила в стране. В сентябре 2015 г. ПИВТ была лишена статуса национальной политической партии, впоследствии власти объявили ее террористической организацией и официально запретили на территории Таджикистана.
 
Обстоятельства ареста Ёрова 29 сентября 2015 г. сотрудниками управления по борьбе с оргпреступностью дают веские основания предполагать, что это было местью властей за его участие в защите оппозиционеров.
 
"На момент ареста, Ёров был защитником нескольких руководящих членов ПИВТ, арестованных 16 сентября. Он также заявил о своем намерении организовать комитет по защите арестованных членов партии. Непосредственно, в день ареста он заявил в интервью, что его подзащитный – первый зампред ПИВТ Умарали Хисайнов (Саидумар Хусайни) – подвергался пыткам в предварительном заключении.
 
Власти пытались заставить Ёрова отказаться от дела. В июне 2016 г. на закрытом процессе, который не соответствовал стандартам справедливого судебного разбирательства, его бывшие подзащитные  были приговорены к длительным срокам лишения свободы вплоть до пожизненного.
   
Изначально Ёрову вменялись мошенничество (статья 247 УК) и подделка документов (статья 340 УК). По версии, озвученной МВД, эпизод мошенничества имел место в 2010 г., когда Ёров якобы получил 4 тыс. долл. США от жителя Истаравшана. В декабре 2015 г. арестованному адвокату добавили возбуждение национальной, расовой, местнической или религиозной вражды (статья 189 УК), и публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя (статья 307 УК) и к осуществлению экстремистской деятельности (статья 307(1) УК).
                          
Махкамов был арестован сотрудниками УБОПа 22 октября 2015 г. Он работал в одной адвокатской конторе с Ёровым и пытался стать его защитником по делу. Ему вменили аналогичные статьи за исключением подделки документов. 20 ноября, после того как он объявил голодовку в знак протеста против произвольного задержания, его на трое суток перевели в одиночную камеру. Власти систематически нарушали право Ёрова и Махкамова на защиту и жестко ограничивали доступ на судебные заседания, в том числе для международных наблюдателей, дипломатов и журналистов.
                                
«Правительство Таджикистана усиливает давление на тех адвокатов, которых оно считает потенциальным источником проблем, отправляет за решетку тех, кто защищает оппозиционеров, и даже защитников других защитников, - говорит Мариус Фоссум, региональный представитель Норвежского Хельсинкского комитета. – Каждый день, который эти адвокаты проводят за решеткой, ложится темным пятном на юстицию Таджикистана».
                       
Правительство также предпринимает шаги по ужесточению контроля за адвокатурой, существенно ограничивая ее независимость. Новый закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», принятый в январе 2015 г. и подписанный президентом в марте 2015 г., предусматривает, что все адвокаты должны пройти переаттестацию в Министерстве юстиции, а не в независимой коллегии или другом лицензирующем органе, а также обязует раз в пять лет сдавать квалификационный экзамен. Сами адвокаты говорили Хьюман Райтс Вотч и Норвежскому Хельсинкскому комитету, что проводимый правительством экзамен используется для изгнания из профессии тех, кто берется за политически чувствительные дела. До реформы, в Таджикистане было около двух тысяч зарегистрированных адвокатов, после, осталось менее 500, которые могут официально заниматься адвокатской практикой.
 
Принятые ООН Основные принципы, касающиеся роли юристов, устанавливают, что они «не отождествляются со своими клиентами или интересами своих клиентов в результате выполнения ими своих функций» и что они должны иметь возможность «выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства». Юристы также не могут подвергаться «судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций».
 
США, Евросоюз и международные партнеры Таджикистана должны требовать от Душанбе немедленного освобождения адвокатов, задержанных или лишенных свободы по политически мотивированным обвинениям, а также обеспечения правительством всем адвокатам возможности осуществлять деятельность, не опасаясь угроз и притеснений, включая произвольный арест или уголовное преследование. Международные партнеры также должны требовать от Таджикистана соблюдения международных обязательств в области уважения свободы ассоциации, собраний и выражения мнений.
 
«Отправив за решетку двух адвокатов-правозащитников, официальный Душанбе недвусмысленно предупреждает адвокатское сообщество о том, что от политически чувствительных дел лучше держаться подальше, - говорит Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». – Сегодня, как никогда ранее, Таджикистан нуждается в сильной и независимой адвокатуре, которая могла бы работать без вмешательства в ее деятельность и без оглядки на последствия».