13
Сб, июль

доклады
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Сегодня, 26 июня, Международный день ООН в поддержку жертв пыток. В этот день правозащитные организации призывают правительства стран Центральной Азии принять конкретные меры по прекращению пыток и жестокого обращения. В их числе Коалиции против пыток в Казахстане и Таджикистане, Ассоциация по правам человека в Центральной Азии (AHRCA, Узбекистан, базируется в изгнании во Франции), Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ, Туркменистан, базируется в изгнании в Австрии), Хельсинский фонд по правам человека и Международное партнерство по правам человека (МППЧ).

Пытки и жестокое обращение широко распространены в странах Центральной Азии. Особенно остро стоит проблема пыток заключенных, задержанных по политическим мотивам. Несмотря на положительные изменения в законодательстве стран на бумаге, на деле государства Центральной Азии не принимают достаточных мер для борьбы с данной проблемой.
 
Казахстан
Проблема пыток и жестокого обращения с заключенными все еще остро стоит в Казахстане. Виновные в пытках не получают должного наказания. В 2023 в  Коалицию НПО Казахстана против пыток поступило 283 жалобы — 165 заявлений о пытках и 118 заявлений о прочих жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Заявления подали 19 женщин и 264 мужчин. Однако за этот год суд официально признал жертвами пыток лишь 31 человека, и лишь 23 представителя правоохранительных органов были осуждены за применение пыток по трем приговорам суда на основании статьи 146 УК РК, запрещающей жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение и пытки. Другие приговоры были вынесены на основании положений, которые конкретно не касаются пыток. В 2024 году на данный момент в Коалицию поступило 55, из них (27) жалоб касательно пыток и (28) жестокого обращения.
 
После ряда поправок в Уголовный кодекс, в Уголовно-процессуальный кодекс и Уголовно-исполнительный кодекс в 2023 году, наказания за пытки стали немного строже на бумаге. Согласно этим поправкам, осужденные за пытки не имеют право на условно-досрочное освобождение или на замену лишения свободы альтернативными наказаниями. Однако по наблюдению Коалиции, данные изменения не реализованы на практике. Недавно стало известно, что из пяти сотрудников правоохранительных органов, осужденных 10 февраля 2023 года Специализированным межрайонным уголовным судом Жетысуской области за пытки (ст. 146) во время январских событий 2022 года, четверым приговор заменили на штрафы. Это те пятеро полицейских, которых обвинили в применении пыток горячим утюгом, в вырывании зубов плоскогубцами, в нанесении ударов по различным частям тела и втыкание игл под ногти.
    
Во время Кровавого января 2022 года поступали многочисленные сообщения о пытках и жестоком обращении с задержанными. Согласно совместному отчету МППЧ, КМБПЧ, Коалиции НПО против пыток и Всемирной организацией против пыток (OMCT), расследования властей Казахстана по нескольким сотням поступивших жалоб не отвечали международным стандартам. Многие дела были преждевременно закрыты якобы из-за отсутствия состава преступления. Более того, жертвам не предоставили адекватную защиту. По данным Генеральной прокуратуры, по состоянию на январь 2024 года всего 34 сотрудника правоохранительных органов были осуждены по обвинениям в пытках и других нарушениях во время январских событий. Около 50 дел все еще находились на рассмотрении. Как показывают цифры, число должностных лиц, осужденных за злоупотребление служебными полномочиями, гораздо ниже, чем число сообщаемых нарушений. 
 
Кыргызстан
 
В Кыргызстане пытки и жестокое обращение с заключенными так же распространены. Комитет ООН по правам человека выразил обеспокоенность высоким уровнем безнаказанности в случаях пыток и жестокого обращения, а также недостаточной компенсацией, предоставляемой жертвам. Комитет также призвал власти предоставить Национальному центру по предупреждению пыток (НЦПП) достаточные финансовые ресурсы для эффективного и независимого выполнения его мандата.
  
Особое беспокойство вызывают условия содержания и обращение с арестованными по политическим мотивам. На фоне расширения кампании правительства против граждан, критикующих государство, число таких заключенных растет. Обвиняемые содержатся в течение длительного времени в ненадлежащих условиях. Например, гражданских активистов, арестованных по Кемпир-Абадскому делу из-за их мирной критики в отношении пограничного соглашения с Узбекистаном, содержали под стражей в предварительном заключении вплоть до 19 месяцев. Условия были антисанитарными, заключенные не имели доступа к надлежащему медицинскому лечению, свидания с семьями были строго ограничены. Согласно решению от 14 июня 2024 года, Первомайский районный суд Бишкека оправдал 22 обвиняемых.
  
Хотя правозащитные группы одобрили данное решение, пятеро фигурантов дела все еще ожидают суда. Еще один случай, вызвавший обеспокоенность НЦПП, произошел в середине января 2024 года. Арестованных журналистов независимого издания Temirov Live две недели держали в учреждении, предназначенном для краткосрочного содержания на не более чем 48 часов. НЦПП заключил, что столь продолжительное заключение квалифицируется как «пытка».
 
В конце января 2024 года журналистов перевели в следственный изолятор в столице. Позже часть журналистов поместили под домашний арест или отпустили с подпиской о невыезде. Но еще четверо оставались под стражей, когда начался судебный процесс в июне 2024 года. Более того, поступило заявление от арестованной Махабат Тажибек кызы, что ее избил сотрудник тюрьмы в апреле 2024 года. Представители аппарата омбудсмена подтвердили травмы, полученные ею в результате избиения (гематомы на лице и руках). Однако тюремная служба отрицает обвинение в жестоком обращении. Они заявляют, что побои Тажибек кызы нанесли сокамерники по ее же просьбе. Прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело.
              
Таджикистан
    
В 2023 году Коалиция гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане получила 16 жалоб о пытках и жестоком обращении; пять из них поступило от женщин, две – от несовершеннолетних. За этот период было возбуждено пять уголовных дел против сотрудников правоохранительных органов по статье 143 части 1 Уголовного Кодекса, которая запрещает пытки. Все пятеро сотрудников полиции были признаны виновными и приговорены к лишению свободы с отбыванием наказания в колониях строгого режима.
  
Ситуация в стране остается напряженной после жесткого подавления массовых протестов в Горно-бадахшанской автономной области (ГБАО) в ноябре 2021 года и в мае 2022 года. Утверждается, что при подавлении беспорядков власти проявляли чрезмерную силу, противоправные задержания, пытки и жестокое обращение. Судебные процессы по данным делам были признаны несправедливыми международным сообществом. Виновные в правонарушениях представители власти так и не понесли наказание. 28 мая 2024 года прошло ровно два года с ареста правозащитника и юриста Манучехра Холикназарова, возглавляющего Ассоциацию юристов Памира (АЮП) – одну из немногих правозащитных организаций в ГБАО. Холикназарова арестовали в мае 2022. Верховный суд Таджикистана приговорил его к 16 годам лишения свободы в колонии строгого режима по сфабрикованным обвинениям. Есть опасения, что его могли подвергать пыткам и жестокому обращению в тюрьме. Его здоровье за ​​решеткой сильно пошатнулось, но власти не предоставили ему надлежащую медицинскую помощь. МППЧ, Коалиция гражданского общества против пыток и безнаказанности в Таджикистане и их партнеры неоднократно требовали освободить Холикназарова. Спецдокладчик ООН по правозащитникам Мэри Лолор осудила приговор и призвала немедленно выпустить мужчину из под стражи.
  
Так же вызывает обеспокоенность насильственное возвращение из-за границы членов политической оппозиции и граждан, критикующих правительство. Существует риск, что после экстрадиции таджикистанских активистов из стран Евросоюза, например из Германии, их будут подвергать пыткам на родине. Неоднократно государства ЕС одобряли запросы Таджикистана на экстрадицию его граждан, критикующих власти. Учитывая, что к экстрадированным, возможно, будут применять пытки, что их ждут несправедливые суды и длительные тюремные сроки, действия стран ЕС являются прямым нарушением их обязательств в области прав человека.
   
Более того, недавний отчет МППЧ показывает, что власти Таджикистана проигнорировали рекомендации договорного органа публично осуждать пытки и жестокое обращение с членами ЛГБТИА и принимать меры по заявлениям о таких случаях. По данным делам не проводятся расследования, а виновных не привлекают к ответственности.
 
Туркменистан
        
В Туркменистане поправки к статье 201 Уголовного Кодекса, принятые в 2022 году, усилили запрет на пытки. Но несмотря на положительный шаг в  законодательстве, на практике меры по пресечению пыток и жестокого обращения недостаточно эффективны. 
 
Закрытость тюремной системы страны и ограниченный доступ в тюрьмы для независимых международных наблюдателей создают почву для применения пыток к заключенным. Более того, из-за отсутствия прозрачности в правительстве добыть информацию о пытках и жестоком обращении в стране невероятно сложно. Но имеющиеся данные, в частности показания бывших заключенных, указывают на то, что пытки еще широко распространены, и наибольшему риску жестокого обращения подвержены политзаключенные.
 
По оценкам World Prison Brief, около 35 000 человек находились в заключении в Туркменистане в 2021 году. Основываясь на анализе спутниковых снимков, показаниях свидетелей и исследованиях, в отчете, опубликованном правозащитной организацией Crude Accountability, говорится, что условия содержания в тюрьмах остаются жестокими и бесчеловечными. В отчете зафиксированы частые случаи полного лишения заключенных связи с внешним миром, антисанитария, недостаточное питание и отсутствие доступа к медицинскому лечению, а также избиения и другие виды жестокого обращения.
  
Оценивая ситуацию в Туркменистане в 2023 году, Комитет ООН по правам человека выразил обеспокоенность отсутствием полноценных расследований по заявлениям о пытках и безнаказанностью виновных. Комитет обратил особое внимание на случаи пыток, бесчеловечного обращения, унизительных условий содержания и неоказания медицинского лечения в тюрьме «Овадан Депе», в которой содержатся политические заключенные. Глубокое беспокойство вызвала практика тайных задержаний и насильственных исчезновений, а также отсутствие расследований по подобным делам.
  
Активиста Мансура Мингелова держат в заключении уже более десяти лет по политически мотивированным обвинениям. Во время отбывания наказания у Мингелова начались серьезные проблемы со здоровьем, как предполагается, возникшие в результате побоев, нанесенных ему при первичном задержании. По данным издании Turkmen news, Мингелову не предоставили надлежащей медицинской помощи и не освободили из-под стражи, несмотря на то что его диагноз (костный туберкулез) давал бы право на досрочное освобождение по медицинским причинам. Врачи тюремной больницы предписали Мингелову ампутацию, но он отказался. Комитет ООН по правам человека и Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации выразили обеспокоенность данным делом и призвали освободить Мингелова.
  
Узбекистан
   
Пытки и жестокое обращение все еще распространены во многих исправительных учреждениях Узбекистана, несмотря на официальную риторику о том, что поправки в законе эффективно решают данную проблему. Виновные в пытках часто остаются безнаказанными. Причина в том, что жертвы пыток не имеют возможность сообщить о случаях жестокого обращения, пока они находятся в предварительном заключении; часто задержанных полностью лишают связи с внешним миром до момента пока следы побоев не исчезнут. Жертвы не имеют доступа к независимому медицинскому освидетельствованию: его может назначить следователь только тогда, когда уже возбуждено уголовное дело о пытках. Более того, есть заявления, что следователи часто сами причастны к пыткам. Сообщения о пытках игнорируются сотрудниками правоохранительных органов и судами, даже при наличии у жертв явных следов издевательств на теле. Пострадавшие так же рискуют быть обвиненными в клевете, если пожалуются на жестокое обращение.
  
Независимые правозащитники в Узбекистане не могут эффективно отслеживать ситуацию с пытками и жестоким обращением из-за продолжающегося давления.
    
18 июня 2024 года заключенного-инвалида Дмитрия Ивануса вызвал начальник колонии-поселения № 51 и, как утверждается, вместе с заместителем начальника колонии они жестоко избили мужчину. Предполагается, что причиной избиения послужило то, что Иванус сообщил другому заключенному о том, что его заставляют давать показания против него. В настоящее время Дмитрий Иванус содержится в штрафном изоляторе на протяжении 10 суток. Попытки правозащитников подать жалобу не увенчались успехом.
 
Еще один предполагаемый случай пыток произошел в мае 2024 года, когда 30-летний Денис Николаев ослеп на один глаз после избиения сотрудниками правоохранительных органов в Чиланзарском районном отделении полиции Ташкента. Мужчину заковали в наручники и наносили удары по голове шваброй, в результате чего был поврежден глаз. Сообщается, что Николаеву не была оказана медицинская помощь, а судья, приговоривший его к 10 дням тюрьмы за административное нарушение, не поинтересовался откуда возникли побои во время судебного процесса. Лишь после освобождения Николаев смог пройти медицинское обследование. У мужчины выявили тяжелую травму глаза, требующую срочной и дорогостоящей операции. Но Николаев не смог себе ее позволить. Следователь принял меры по установлению личности предполагаемого преступника, но неясно, было ли возбуждено какое-либо уголовное дело.
   
По сообщениям, Александра Трофимова тоже подвергали пыткам в этом же полицейском участке в Ташкенте в 2021 году. Трофимова, на данный момент являющегося инвалидом, били и пинали в голову. Медицинское обследование, которого удалось добиться только после многочисленных жалоб адвоката в прокуратуру, выявило перелом ребра. Но уголовное дело по статье 235 Уголовного Кодекса, запрещающей пытки и жестокое обращение, до сих пор не заведено.
  
За последние пять лет увеличилось применение карательной психиатрии против граждан, критикующих власть. Одним из вопиющих примеров был случай юристки и блогера Шахиды Соломоновой, которая защищала жертв принудительных выселений. Женщину арестовали и принудительно поместили в психиатрическую больницу в декабре 2022 года после ее обвинений в адрес президента и его семьи. В январе 2024 года ее перевели из открытого психиатрического отделения в зарытое, где ей запрещено видеться с родными и контактировать с адвокатом. Петиция о пересмотре решения медицинской комиссии согласно ее лечения была отклонена.
        
Мы призываем власти стран Центральной Азии немедленно прекратить пытки путем:
● признания масштаба проблемы пыток;
 
● публикации всеобъемлющей статистики по делам и расследованиям;
 
● предоставления независимым наблюдателям доступа к местам заключения;
 
● конструктивного сотрудничества с соответствующими механизмами ООН и прозрачное решение укоренившейся в системе проблемы пыток;
 
● обучения сотрудников правоохранительных органов и персонала тюрем сотрудничеству с органами ООН и прочими международными организациями.
 
 
Правительства Центральной Азии должны немедленно положить конец царящей безнаказанности за пытки и жестокое обращение и прекратить унижение человеческого достоинства граждан.