14
Пт, июнь

доклады
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

На фоне растущего интереса мирового сообщества к Центральной Азии, Международное партнерство за права человека (IPHR) и его партнеры обращают внимание на ухудшение ситуации с гражданским пространством и гражданскими свободами в странах региона. В последнее время президенты стран Центральной Азии были приглашены на ряд встреч с мировыми лидерами, включая встречу, организованную президентом США Джо Байденом в Нью-Йорке ранее в этом месяце, предстоящую на этой неделе встречу в Берлине под председательством канцлера Германии Олафа Шольца, а также саммит ЕС-Центральная Азия, запланированный на следующий год. В этом контексте международные партнеры стран Центральной Азии должны использовать все возможности, чтобы выступить против нынешних тревожных тенденций, касающихся защиты фундаментальных свобод в регионе, и настаивать на том, чтобы власти региона отказались от репрессивных мер в отношении тех, которые хотят участвовать в обсуждении и решении вопросов общественного интереса.

IPHR и его партнерские организации Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, Фонд «Лигал просперити» , Туркменская инициатива по правам человека и Ассоциация «По правам человека в Центральной Азии» подготовили обзор текущих основных проблем, связанных с  защитой свободы выражения мнений, ассоциации и мирных собраний в пяти странах Центральной Азии в преддверии Варшавской конференции по человеческому измерению, посвященной вопросам защиты прав человека в регионе ОБСЕ, которая пройдет с 2 по 13 октября 2023.
    
 
Ключевые тенденции, зафиксированные в брифинг-документе, включают:
     
• Безнаказанность за серьезные нарушения прав человека, связанные с кризисами, произошедшими в Центральной Азии в 2022 году, когда власти применили жесткие меры для подавления массовых протестов и последовавших за ними беспорядков во время так называемого «кровавого января» в Казахстане, в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в Таджикистане и в Республике Каракалпакстан в Узбекистане. На сегодняшний день власти трех стран не предприняли эффективных мер для тщательного и независимого расследования заявлений о чрезмерном применении силы, пытках, и других нарушениях прав протестующих, совершенных во время этих событий, и также не по привлечению виновных к ответственности.
     
• Преследование активистов гражданского общества, сторонников оппозиции, правозащитников, журналистов и блогеров, которые выступают против несправедливости, критикуют власти и требуют прозрачности и подотчетности государственных органов. Особую озабоченность вызывает использование уголовного преследования в качестве инструмента запугивания и принуждения к молчанию критически настроенных лиц во всем регионе. Подобная тактика применялась в ходе репрессий, начатых в ответ на массовые протесты в Казахстане, ГБАО в Таджикистане и Каракалпакстане в Узбекистане в 2022 г., но также используется более широко во всех странах региона. В рамках ответных мер против тех, кто осуществляет свои права на свободу выражения, ассоциации и собрания мирными и законными путями, возбуждаются уголовные дела по обвинениям в клевете, вымогательстве, мошенничестве, участии в массовых беспорядках, экстремизме и другим обвинениям.  Серьезную озабоченность вызывает тот факт, что власти Таджикистана и Казахстана неправомерно используют обвинения в экстремизме, чтобы подавить критические голоса, а в Узбекистане и других странах все большее число блогеров становятся объектами преследования из-за освещения в социальных сетях вопросов, которые считаются деликатными. В последнее время в Кыргызстане наблюдается рост политически мотивированных уголовных дел в условиях ухудшения пространства для свободы слова, а власти Туркменистана активно добиваются насильственного возвращения активистов, базирующихся за рубежом, кроме того, чтобы посадить в тюрьму «неудобных» лиц, живущих в стране.
 
• Давление на независимые СМИ и ограничения доступа к альтернативной информации через Интернет. Независимые средства массовой информации, работающие в странах Центральной Азии и их сотрудники подвергаются запугиваниям и преследованиям как онлайн, так и офлайн. В последнее время власти Таджикистана и Кыргызстана приняли мары по блокированию и закрытию несколько независимых медиа-служб, что вызывает особую тревогу в Кыргызстане, где медиасреда до сих пор была более благоприятной, чем в других странах региона. Представители медиа сообщества опасаются, что одобрение законопроектов о СМИ, которые в настоящее время находятся на рассмотрении в Кыргызстане и Казахстане, приведет к усилению государственного контроля над деятельностью СМИ в этих странах. Широко сформулированные ограничения на деятельность блогеров были инициированы в нескольких странах региона, включая Казахстан, Таджикистан и Узбекистан, и во всем регионе власти злоупотребляют борьбой с дезинформацией, чтобы подавить свободу слова. Интернет-цензура наиболее распространена в Туркменистане, где тысячи сайтов были произвольно заблокированы в то время, как власти преследуют тех, которые используют инструменты для обхода цензуры, чтобы получить доступ к заблокированным сайтам, предоставляющим информацию, альтернативную государственной пропаганде, распространяемой национальными СМИ.
    
• Чрезмерные и неоправданные ограничения деятельности независимых организаций гражданского общества. В Таджикистане все больше неправительственных организаций были принудительно закрыты судом, либо вынуждены «добровольно» закрыться. В Узбекистане независимым правозащитным группам было отказано в регистрации по техническим причинам, а в Туркменистане не была зарегистрирована ни одна правозащитная неправительственная организация. Законопроекты об неправительственных организациях, инициированные в Кыргызстане, похожи на законы, существующие в более репрессивных странах постсоветского региона - в случае их принятия, они подорвут ранее достигнутые успехи в плане участия гражданского общества в стране. В частности, финансируемые из-за рубежа организации могут подвергнуться стигматизации, чрезмерному государственному регулированию и вмешательству. Существуют также опасения, что недавняя инициатива властей Казахстана по публикации списка организаций, финансируемых из-за рубежа, может привести к усилению стигматизации и государственного контроля над такими организациями.
 
• Меры, подрывающие право на мирный протест, в том числе санкционированный судом запрет на проведение акций протеста, действующий в центре столицы Кыргызстана Бишкека уже более года; систематические меры, принятие властями Казахстана по разгону несанкционированных мирных собраний и задержанию протестующих до, во время и после таких собраний; а также меры, принятые властями Туркменистана для оперативного пресечения любых публичных проявлений недовольства экономическими трудностями, коррупцией и другими проблемами в стране.
    
Более подробную информацию по этим вопросам можно найти в совместном брифинг-документе, который описывает последние события по каждой стране (в том числе в отдельных кейсах), и приводит рекомендации по мерам, которые власти региона должны принять для улучшения ситуации.
   
Брифинг-документ подготовлен на основе сотрудничества IPHR и его центральноазиатских партнеров по проведению мониторинга и документированию событий, затрагивающих основные свободы в пяти странах Центральной Азии, в рамках CIVICUS Monitor, инициативы по отслеживанию и оценке гражданского пространства во всем мире. В настоящее время CIVICUS Monitor оценивает гражданское пространство в Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане как «закрытое», в Казахстане как «подавленное» и в Кыргызстане как «затрудненное».
     
Скачать совместный брифинг-документ (на английском языке) можно здесь.