20
Вт, окт

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
Выступление на слушаниях в подкомиссии по правам человека Европарламента, в рамках обсуждения «ЕС — Центральная Азия. Стратегия нового партнерства»
  
Уважаемые господа,
обращаюсь ко всем присутствующим в этом зале. Я хочу привлечь Ваше внимание к положению в области прав человека в Узбекистане накануне 10-летия Андижанской трагедии.
   
Массовое убийство, совершенное правительством диктатора Ислама Каримова 13 мая 2005 года, — преступление, на которое не распространяется срок давности. И необходимость его международного независимого расследования сохраняется.
  
Неадекватное применение огнестрельного оружия привело ко многим жертвам. Андижанская трагедия стала закономерным следствием репрессивной политики режима Каримова. Эта политика исключает соблюдение Конституции и международных соглашений в области прав человека, ратифицированных Узбекистаном.
    
Санкции ЕС в отношении Узбекистана после Андижанской трагедии были важным сигналом, который показал, что Евросоюз серьезно относится к правам человека. Но санкции отменили, хотя условия ЕС не были соблюдены. В 2007 году ЕС инициировал диалог по правам человека с правительством Узбекистана. Начался политический торг, из-за чего ситуация в области прав человека в Узбекистане ухудшается.
  
В заключении более 200 тысяч человек, а не 46 тысяч, как официально заявляется. Из них около 12 тысяч политзаключенных среди которых 40 активистов гражданского общества. Бывший депутат парламента Узбекистана Мурад Джураев в заключении пятый срок подряд — 21 год. Правозащитники Исроил Холдаров, Азам Фармонов, Ганихон Маматханов, журналист Мухаммад Бекжанов отбывают второй срок наказания подряд.
    
Все попытки обжаловать их приговоры были бесполезны, так как судебная власть зависима от исполнительной, как и законодательная. По итогам последних парламентских выборов в парламент Узбекистана вошли 8 судей, один из которых член политической партии. Недавно с них сняли судейские полномочия. Но то, что председатель Конституционного суда, будучи руководителем избирательной комиссии, допустил их к выборам, показывает полное неуважение к Конституции. Как и то, что диктатор Ислам Каримов занимает свое кресло четвертый раз подряд.
  
За истекшие 10 лет 487 активистов гражданского общества подверглись репрессиям, а их близкие — дискриминации. Число беженцев из страны с каждым годом растет. За истекший период только наша организация получила заявления от 1112 узбекских беженцев. В нашу статистику не входят данные об андижанских беженцах. Общее число беженцев сосчитать невозможно, так как не все обращаются в УВКБ ООН. До сих пор не всем известна процедура получения статуса беженца, и многие живут нелегально. Тысячи граждан Узбекистана объявлены в розыск по линии Интерпола по сфабрикованным обвинениям, включая свидетелей Андижанской трагедии. В этом списке есть даже известные правозащитники из Андижана — Лутфулло Шамсутдинов, Музаффармирзо Исхаков и другие.
  
Недопустимо продолжать сугубо формальный диалог по правам человека между Евросоюзом и Узбекистаном. Это ведет к росту числа жертв нарушений прав человека в Узбекистане и узбекских беженцев, в том числе нелегальных.
   
Государства ЕС обращают все меньше внимания на положение в области прав человека в Узбекистане. И создают все больше и больше припятствий для приема беженцев. Обращения правозащитных организаций в миграционные службы этих стран часто остаются без внимания. Даже когда все выводы правозащитников о нарушениях прав беженцев документально подтверждены. Мало того, что узбекские суды и органы власти игнорируют жалобы на практику пыток. Теперь перестали реагировать и европейские страны. Так, группа узбекских граждан была принудительно возвращена из Норвегии в Узбекистан. Там в нарушение принципа презумпции невиновности их по центральному телевидению еще до суда назвали террористами и предателями родины. Затем их приговорили к заключению на сроки до 12 лет. Все они стали жертвами пыток. Это в том числе и результат политики Норвегии. Недавно эта страна временно приостановила высылку просителей убежища в Узбекистан. Одновременно Норвегия продолжает отказывать в статусе беженца даже узбекским правозащитникам. Такая же практика существует в Швеции, Латвии, Польши. Франция и Великобритания тоже стали формально рассматривать дела узбекских беженцев. Эти страны также игнорируют явные доказательства практики пыток в Узбекистане и последствия, с которыми сталкиваются граждане Узбекистана, давно проживающие за границей. Если они живут за рубежом дольше, чем разрешено, то становятся нарушителями статьи 223 УК РУз (Незаконный выезд за границу или незаконный въезд в Республику Узбекистан).
   
Все чаще отказ в убежище получают члены религиозных общин и организаций. Также это касается предпринимателей, особенно — пострадавших от коррупции и рейдерского захвата имущества, осуществляемых близким окружением дочерей Ислама Каримова и высокоставленными чиновниками СНБ.
      
Отклоняя просьбу о статусе беженца узбекских предпринимателей, сотрудники миграционной службы игнорируют то, что в Узбекистане право собственности никак не защищается, а налоговая сфера крайне коррумпирована. Возглавляет налоговое ведомство один из самых богатых и влиятельных людей в Узбекистане Батыр Парпиев — близкий родственник Рустама Иноятова, главы СНБ. Иноятов — один из 12 высокопоставленных узбекских чиновников, которым с 2005 по 2009 годы был запрещен въезд в ЕС.
 
За 26 лет правления Ислама Каримова ни один руководитель, включая его самого, не декларировал свои доходы. При этом их имущество явно не соответствует официальным доходам. В такой стране трудно быть защищенным от пыток, рассчитывать на справедливое судебное расследование и даже сохранить жизнь. Вот поэтому теперь и предприниматели становятся беженцами. Просят убежища также трудовые мигранты, которые прожили за границей несколько месяцев. По возращении в Узбекистан у них вымогают взятки, под пытками принуждают давать показания против себя и тех, с кем они общались за границей.
                                       
Сотрудники миграционных служб Евросоюза часто не учитывают, что беженцы из стран Центральной Азии далеко не всегда могут документально подтвердить политическую мотивированность их преследования. В Узбекистане почти всегда вызывают на допрос без повестки, отказываются расследовать факты применения пыток. К примеру, в 2014 году заключенный правозащитник Фахриддин Тиллаев во время следствия подвергался пыткам. Его адвокат сразу заявила ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы, но органы прокуратуры и суда его проигнорировали.
  
Другая серьезная проблема. Узбекские спецслужбы обладают неограниченной властью. Мало того, они имеют полномочия и в государствах-участниках ШОС и ОДКБ. Обмен беженцами между Россией, Кыргызстаном, Казахстаном и Таджикистаном стал обыденной практикой. Более чем 100 «ошским беженцам», живущим в Узбекистане нелегально и под тотальным контролем СНБ, грозит высылка в страну исхода — Кыргызстан.
  
За последние 4 месяца наша организация зафиксировала 14 случаев похищений и исчезновений граждан Узбекистана. С 2007 года совершено 3 политических убийства критиков режима Ислама Каримова, несколько политически мотивированных покушений: на Мухаммада Салиха в Норвегии и Турции, в Швеции — на религиозного авторитета Обид кори Назарова. Мы наблюдаем многочисленные угрозы и шантаж в отношении политических беженцев в Швеции, Норвегии, Голландии, Франции, Канаде и США. Направляем заявления в органы прокуратуры стран ЕС по этому поводу.
  
По данным нашей организации, к этой деятельности причастны и узбекские дипломаты. Если до 2007 года 20% дипломатического корпуса Узбекистана составляли выходцы из Службы национальной безопасности и ее агенты, то теперь их свыше 50%. Через посольства Узбекистана координируется деятельность разведки Узбекистана в странах ЕС. Об этом нам сообщил достоверный источник. Все кандидатуры на дипломатические должности утверждает СНБ. Мы отмечаем признаки причастности узбекских олигархов, подконтрольных СНБ Узбекистана, к угрозам в адрес политэмигрантов и расправам над ними. Общественности известны бывший первый заместитель председателя СНБ Хаёт Шарифходжаев и находящийся в заключении его младший брат Джавдат Шарифходжаев. Несколько лет, используя служебные полномочия, они занимались вымогательством у успешных предпринимателей, принуждали некоторых из них оплачивать спецоперации по устранению оппонентов режима за границей. Все имеющиеся у правозащитников доказательства необходимо направить для противодействия такой практике.
   
За 10 лет Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» зафиксировала 114 случаев убийств, похищений, исчезновений людей, проживающих за границей. К этим преступлениям причастны узбекские спецслужбы, дипломаты и олигархи.
   
В Узбекистане подвергаются дискриминации каракалпаки. Их преследуют не только за стремление вывести автономную республику Каракалпакистан из состава Узбекистана. Жители Каракалпакстана страдают от загрязнения окружающей среды, но пока никто из них не был признан "экологическим беженцем". В диалог по правам человека обязательно нужно включить программу поддержки населения Караклпакстана.
  
Недопустимо продолжать сугубо формальный диалог по правам человека между Евросоюзом  и Узбекистаном. Нынешний диалог поощряет репрессии и нуждается в кардинационной реформе.
    
Евросоюзу необходимо вернуться к первоначальным требованиям, которые были выдвинуты правительству Узбекистана при отмене санкций в 2009 году и которые до сих пор не выполнению. И пора начать выполнение резолюции Европарламента, принятой в октябре 2014 года. Европарламент должен еще раз напомнить, что очень важно Евросоюзу вести последовательную политику с Узбекистаном.
   
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии», IPHR, HRW, Международная Амнистия и FIDH призываем Евросоюз настаивать:
1. на проведении независимого международного расследования андижанской трагедии 2005 года;
2. на освобождении заключенных правозащитников и других активистов гражданского общества Узбекистана;
3. на возобновлении аккредитации HRW в стране и ее представителям;
4. на создании условий, позволяющих миссии Международного Красного Креста посещать места лишения свободы;
5. на отмене практики принудительного труда;
6. на допуске в Узбекистан 11 тематических спецдокладчиков ООН;
7. так как правительство Узбекистана отказывается сотрудничать с правозащитными органами ООН, грубо и систематически нарушает права человека, следует поддержать учреждение Советом ООН по правам человека должности спецдокладчика по Узбекистану.
   
Уважаемые господа,
накануне 10-летия Андижанской трагедии я снова обращаюсь к вам. И очень надеюсь, что будет принята новая стратегия отношений между ЕС и Узбекистаном. Я как гражданка Узбекистана желаю, чтобы в моей стране соблюдалась свобода слова, появилась независимая судебная система, были созданы устойчивые условия для защиты фундаментальных прав и свобод. Евросоюз может сделать исторический вклад в развитие демократии в Узбекистане.
  
Надежда Атаева