13
Чт, мая

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
Практика принудительного труда в хлопковом секторе Узбекистана, - выступление на брифинге о ситуации в Узбекистане в рамках 3-ей сессии Совета ООН по правам человека по процедуре Универсального периодического обзора.
Уважаемые господа,
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» с 1 сентября по 15 ноября 2008 года смогла выявить и зафиксировать случаи принудительного использования детей в кампании по сбору урожая хлопка в Кашкадарьинской, Бухарской, Сырдарьинской, Наманганской и Ферганской областях Узбекистана. Проведенная работа стала частью общественной акции «За отмену принудительного детского труда в Узбекистане», организованной активистами гражданского общества.
  • Позитивные результаты
Благодаря поддержке международного сообщества, эта акция оказала влияние на правительство Узбекистана, которое предприняло в 2008 году шаги по совершенствованию системы правовой защиты детей от принудительного труда, а именно:
     - ратифицирована Конвенция 182  МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда;
     - выражено намерение ратифицировать Конвенцию 138 МОТ о минимальном возрасте;
     - 12 сентября 2008 года был принят Национальный план по реализации обязательств, взятых Республикой Узбекистан по Конвенции МОТ о минимальном возрасте для приема на работу и Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда. 
  •  Обратная сторона медали
В 11 пункте упомянутого Национального плана четко говорится о запрете отрыва учащихся от учебного процесса. Ответственность за выполнение данного условия возложена на уполномоченные государственные ведомства. Однако, уже 18 сентября 2008 года был осуществлен массовый вывоз школьников на полевые работы по указанию глав региональных администраций (хокимиатов), с согласия региональных подразделений министерства народного образования и при участии правоохранительных органов, представители которых контролировали явку детей на сбор хлопка и присутствовали при сдаче хлопка.
  
Возникает вывод. Административное вмешательство и участие школьной администрации являются основными механизмами практики использования принудительного детского труда в сельском хозяйстве. Такая ситуация в сельском хозяйстве сложилась только в результате государственной политики.
   
В Кашкадарьинском районе Кашкадарьинской области хлопок собирали учащиеся 5-6 классов школы №23 имени Алишера Новои Китабского района. От места постоянного проживания  до места сбора хлопка дети проделали путь в 90 км. Дети работали с 8 утра до 17.30 пополудни, проходя расстояние в 4-5 км туда и обратно до места дислокации (здание детского сада) пешком. Никто из представителей правоохранительных органов их не сопровождал. Кормили их жидкой похлебкой. По фотографиям видно, что ростом дети чуть выше хлопчатника. Детям оплатили не весь собранный хлопок.
                   
В Гиджуванском районе Бухарской области учащиеся школы №34 имени Хамзы, в возрасте 8-16 лет, вышли на хлопок с 18 сентября. Работали они не далеко от места проживания, рабочий день продолжался с 7 утра до 5 вечера. Норму по сбору хлопка в этом случае детям не устанавливали, они собирали сколько могли.
     
В Наманганской и Сырдарьинской областях накануне хлопкового сезона были проведены внеочередные родительские собрания, инициированные самими родителями, которые требовали не отрывать детей от школьных занятий на сбор хлопка. Если в сентябре власти к ним прислушивались, то в октябре детей все-таки вывезли на сбор хлопка. Протестующих же родителей стали обвинять в попытке срыва выполнения государственной задачи. Имена этих родителей были занесены в особый список махаллинского комитета, многим из них в дальнейшем урезали пособия на детей.
     
24-27 октября 2008 года в г. Намангане был сильный дождь, тем не менее, все дети, начиная с 1-ого класса, были вывезены на автобусах на полевые работы, в сопровождении представителей правоохранительных органов. Из письма, отправленного очевидцами в нашу Ассоциацию, мы узнали, что все подъездные дороги к полям, на которых работали дети, были оцеплены милицейскими машинами. Сами стражи закона сидели в автомобилях и наблюдали, как дети под дождем спасали урожай. «Я смотрела на своего сына, как он под дождем, весь промокший, с целлофановым мешком на голове, собирает этот хлопок, и моя душа разрывалась от того, что я не могу защитить его!» – написала нам мать одного из этих школьников.
    
В Ферганской области  с 1 сентября 2008 г. учащиеся 1-6 классов школы №15 города Коканда имели доступ к занятиям лишь в том случае, если они приносили с собой в школу от 5 до 10 кг хлопка ежедневно. Норма определялась для каждой возрастной категории. Формально, дети не были оторваны от учебного процесса, но на практике им приходилось после занятий по полдня «добровольно» работать на хлопковом поле, таким образом, добывая свой пропуск к знаниям. Контроль за выполнением этого «домашнего задания» возлагался на классных руководителей, а сведения о собранном хлопке администрация школы передавала в администрацию района (хокимиат). Из письма в Ассоциацию: «Мы, родители, удивились находчивости властей. Как наши дети смогут готовить уроки после школы, если им нужно бежать на поле, чтобы успеть выполнить это задание учителей засветло? Многие из нас, чтобы уберечь детей от тяжелого труда, стали за них собирать хлопок, а на полях работники хокимиата[1] стали заставлять нас собирать еще и взрослую норму хлопка в день. Конечно, никто нам за этот хлопок не платил. Если не считать единичные случаи, когда, в качестве пропаганды и агитации, лучшим сборщикам перед камерами местного телевидения вручали в подарок капроновые чулки в качестве премии. ..я не знаю, как можно защититься от такой несправедливости».
     
С 18 сентября 2008г. всех учеников, начиная с 6-ого класса, вывезли на сбор хлопка. На работу они выходили даже в ненастье.
  • Случаи смерти и травматизма во время сбора хлопка не расследуются
Статистика детского травматизма, заболеваемости, пищевых отравлений, полученных во время хлопкового сезона, все годы является закрытой. Нет никакой перспективы и для расследований таких инцидентов. По полученной нами информации, во время сезона 2008 года было 7 случаев смерти детей на полях. Конкретных данных установить пока не удается. Приведем случай из предыдущего сезона. В  2007 году в Бахмальском районе Джизакской области 15-16-летние учащиеся медицинского колледжа города Джизака, по приказу главы администрации Анарбаева М.Т., с 22 сентября по 29 ноября собирали хлопок. В октябре произошла трагедия. Трактор наехал на Абдуллаеву Гавхар, которая от усталости уснула на грядке. Девочка скончалась сразу же. Все свидетели события дали письменное обещание не разглашать этот факт. До сих пор с родителями погибшей девочки правозащитникам встретиться не удается. Они запуганы, так как им угрожали расправой, если они будут общаться с журналистами и правозащитниками.
  
 *  *  *
Свыше 2-х миллионов школьников в возрасте от 10 до 15 лет ежегодно привлекаются в Узбекистане к сбору хлопка. Их отрывают от учебного процесса до двух месяцев в осенний период. Норма сдачи хлопка для школьников почти такая же, что и для взрослого человека, от 20 до 50 и выше кг в день в зависимости от возраста. Детям платят за 1 кг собранного хлопка от 3 до 5 центов США. Во время уборочных работ дети лишены качественного питания и воды, а также медицинского обслуживания. На местах сбора хлопка отсутствуют элементарные бытовые условия. Дети работают без выходных дней не менее 8 часов в день, поднимают фартуки с хлопком по 15-20 кг. Дети работают на полях, обработанных пестицидами, гербицидами и дефолиантами, воздействие которых на организм ребенка мало изучено. Во время сбора хлопка, как правило, дети живут в помещениях без водопровода, горячей воды, канализации и отопления.
                  
Уважаемые господа,
обращаю Ваше внимание на то, что восемь наших коллег-правозащитников, подвергая себя и своих близких опасности, собирали этот материал, чтобы вы могли убедиться в достоверности наших сведений. В конце сезона 2008 года в связи с угрозой ареста они покинули пределы страны.  Документирование нарушений прав человека в Узбекистане дается особой ценой.
  
Позиция членов Совета ООН по правам человека очень важна для развития принципов свободы и прав человека в Узбекистане. Хочется надеяться, что приведенные мною факты систематической практики эксплуатации детей станут предметом серьезного обсуждения на предстоящей сессии по Универсальному периодическому обзору. От голоса каждого из вас зависит, какими темпами будет создаваться правовая база для защиты прав детей в соответствии с нормами  Конвенции о правах ребенка, Конвенции 182 МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда, и насколько быстро ратифицирует Узбекистан Конвенцию 138 МОТ о минимальном возрасте.
   
И когда, наконец, правительство Узбекистана начнет выполнять свои обязательства, взятые по международным соглашениям в области прав человека?
    
Спасибо за внимание.
   
 Организатор брифинга - FIDH.