Пятница, июль 03rd

Вы здесь: ПУБЛИКАЦИИ комментарий И сколько таких случаев в Узбекистане?

И сколько таких случаев в Узбекистане?

Nilufar-site
Отклик на коментарии об истории Нилуфар Рахимджановой, изложенной в  пресс-релизе Ассоциации «Права человека в Центральной Азии «Узбекистан: умерла осужденная за «терроризм» от 24 сентября 2014 года.
  
Интересная получается дискуссия. Позвольте и мне присоединиться. Мне очень странно, что узнав об этой трагической истории вы задаетесь вопросом: Узбекистан – это мусульманская страна? Как сказано в Конституции страны, Узбекистан – светское государство. Хотя основная часть населения и исповедует ислам. Вопрос же в другом! В женской колонии умерла женщина, мать 4 детей. Ее приговорили к лишению свободы, голословно обвинив в терроризме.
 
Она пересекла границу без паспорта, заплатив взятку пограничникам. Коррупция в погранслужбе невозбранно продолжается. Это поощряет незаконный переход границы (статья 223 статье УК Р Уз). К сожалению, это обычная практика в Узбекистане. Нилуфар приехала к родным и сама пошла в паспортный стол, чтобы зарегистрироваться. Она рассказала работникам паспортного стола, что у нее два гражданства и живет она в Иране и сообщила им о нарушении ею паспортного режима. Те были обязаны сообщить об этом в правоохранительные органы, что и сделали. Прокуратура в соответствии с уголовным кодексом возбудила дело о незаконном переходе границы. Но Нилуфар оказалась удобной жертвой для следователей. Она была религиозна, носила хиджаб, имела таджикское гражданство и постоянно жила в Иране. По мнению МВД и СНБ Узбекистана Нилуфар типичная религиозная экстремистка-террористка. На следствии Нилуфар показалось, что Всевышний послал ей доброго и вежливого следователя, который предложил помощь. Он сказал, что на следствии меньше нужно слушать адвоката. Мол, он, следователь, лучше знает, как ей скорее выйти на свободу. И вот испуганная и совсем не понимающая свои права и законы женщина, стала послушно делать все, что ей советовал следователь. Состоялся суд. А доказал ли суд ее вину? Кто из наблюдателей был на суде? Нам известно, что ее адвокат подошел к делу сугубо формально. Суд был – это известно, вынесен приговор, но ни у кого его нет. Обжалований тоже не было, потому что родным обещали ее амнистировать и просили не поднимать шум.
 
Достоверно известно, что это дело велось с нарушением процессуальных норм. Ее близкие в Ташкенте так запуганы, что не желают сообщать ее мужу подробности случившегося. Они не захотели искать приговор и даже свидетельство о смерти. Три года узбекские власти через ташкентских родных передавали мужу Нилуфар, чтобы тот не обращался в международные организации, обещая ее отпустить. А в результате? Даже после смерти мужу не выдали ее тело.
История Нилуфар ярко показывает: власти Узбекистана используют незнание гражданами своих законных прав. Они обманом и угрозами добиваются того, чтобы те молчали и не обращались к правозащитникам, в международные организации и к журналистам. А потом через подконтрольные им СМИ из таких запутавшихся и неграмотных людей создают образ "исламских террористов".
 
Да, Нилуфар – мусульманка, носила хиджаб, жила в Иране, этническая таджичка родом из Бухары. Но, господа, разве это основание для обвинения в терроризме? Если она террористка, то почему не совершила ни одного теракта, хотя трижды незаконно прошла границу? Она имела таджикское гражданство и постоянно не жила в стране. Почему ее не лишили гражданства Узбекистана? Для этого у узбекских властей были все основания. Никто не отрицает того, что Нилуфар совершила преступление по статье 223 УК РУз (незаконное пересечение границы), предусматривающей до 10 лет лишения свободы. Но ее осудили и по этой статье, и за «терроризм» – на основании ее признательных показаний, полученных обманом. И сколько таких случаев в Узбекистане? Там по этой статье осуждают даже правозащитников. И, на мой взгляд, очень важно, чтобы о таких случаях общественность знала. Сейчас за границей живут миллионы узбеков и многие этнические таджики, казахи и каракалпаки. Часть из живущих за границей – граждане нескольких стран, не отказывашиеся от гражданства Узбекистана. Если эти люди скрывают второе гражданство и нарушают узбекскую границу – важно, чтобы они понимали последствия. Репрессивный режим Узбекистана широко применяет пытки и фабрикацию обвинений. Я в этом убедилась за время своей правозащитной деятельности. Как и в том, что многие жертвы режима интересуются своими правами и обязанностями, когда уже поздно. Так и в судьбе Нилуфар уже ничего исправить нельзя. Спасибо ее мужу и отцу. В такие трудные дни нашли в себе силы рассказать обо всем, чтобы таких историй было меньше. И это очень важно.
 
Я с Нилуфар не была знакома, я просто прочитала все доступные материалы о ней и ответы ее близких. А привлекла ее история нашу организацию, когда на адрес нашей организации стали приходить сообщения о ее смерти. Многие из тех, кто в списке моих друзей на Фейсбуке, писали и звонили нам и до сих глубоко переживают эту трагическую ситуацию. Но сейчас почему-то молчат. А я не смогла промолчать.
Господа, мне не верится, что Нилуфар была террористкой. По-моему, она была обычной мусульманкой. Ей было 37 лет. Четверо детей, малолетних детей. Она была воспитана в традиционной мусульманской семье, где есть обязанность проявлять уважение и внимание к родным и близким. Она, как и многие, мало занималась вопросами права, это очевидно. Нилуфар все дела возлагала на Всевышнего и на мужа, который просил ее не ездить в Узбекистан.
 
Теперь ее дети остались без матери. Это горе. И еще ее дети будут знать о том, что их маму осудили по тяжкому обвинению, которое следствием и судом не доказано. И обжаловать этот приговор она не стала. Те, кто Нилуфар лишил свободы, уверяли, что ее амнистируют и отпустят к детям. Она поверила. Вряд ли дети смогут узнать точную причину смерти матери. Вполне вероятно, что именно по показаниям покойной Нилуфар узбекские правоохранительные органы внесли ее мужа и отца в списки всех стран как потенциальных "террористов". Остается еще один вопрос, она эти показания давала под пытками или нет?
 
А тем временем продолжают работать и пограничник, который взял взятку у Нилуфар, и прокурор, и дознаватель, и следователь, и судья, и авторы заказных статей. Это они нарушителей границы совместными усилиями назначают "террористами" и "экстремистами". Пока система фабрикации обвинений работает слаженно и бесперебойно.
 
И такая практика продолжается. Не исключено, что в эти дни в Узбекистане также калечат жизнь другого человека. Мы с вами должны это понимать и сделать все возможное, чтобы судьба Нилуфар не повторялась. Как? Не замалчивать проблему, а изучать и искать правовые пути ее решения.