Узбекистан: Расследование пыток журналиста

Bobomurad 12
201802eca uzbekistan malikov
HayotNasreddinov
12 правозащитных групп призывают к немедленному освобождению журналиста и других заключенных
  
(Бишкек, 12 февраля 12, 2018) – Власти Узбекистана должны обеспечить проведение тщательного, объективного и независимого расследования предполагаемого факта пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения, задержанного журналиста, сказали сегодня 12 правозащитных организаций. Узбекские власти должны незамедлительно освободить Бобомурода Абдуллаева и других лиц, задержанных исключительно за осуществление их права на свободу выражения мнения, сказали правозащитные группы.
  
Абдуллаев, внештатный репортер, работал в новостном агентстве Фергананьюс и Институте по освещению войны и мира (IWPR), и других изданиях.
   
Бобомурод Абдуллаев был задержан 27 сентября 2017 года в Ташкенте сотрудниками Службы национальной безопасности Узбекистана (известной как «СНБ») по подозрению в «заговоре с целью свержения конституционного строя» (статья 159 часть 4 Уголовного кодекса Узбекистана), которая предусматривает 20 лет лишения свободы в качестве наказания. Его родственники сообщили представителям нескольких правозащитных организаций 3 февраля 2018 года, что он в заключении подвергался пыткам и другим видам унижающим достоинство видам обращения. Узбекские власти должны незамедлительно освободить Абдуллаева и других лиц, задержанных по аналогичным основаниям, сказали правозащитные организации.
   
В то время, как узбекские власти, судя по всему, предпринимают шаги по реформированию одиозных спецслужб, сообщения о пытках журналиста в заключении должны повлечь за собой незамедлительное расследование и решительное осуждение», - сказал Стив Свердлоу, исследователь по Центральной Азии в Хьюман Райтс Вотч.
  
12 правозащитных организаций – это Эмнести Интернэшнл, Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), Защитники гражданских прав (Civil Rights Defenders), Комитет защиты журналистов (CPJ), Фридом Хаус, Хьюман Райтс Вотч (HRW), Международное партнерство по правам человека (IPHR), Норвежский Хельсинкский комитет (NHC), Репортеры без границ (RSF), Фридом Нау (Freedom Now), Статья 19 (ARTICLE 19), и Узбекско-германский форум по правам человека (UGF).
  
8 февраля правозащитник из Ташкента Сурат Икрамов сообщил, что вслед за сообщениями средств массовой информации о пытках в отношении Абдуллаева, два сотрудника СНБ, подозреваемые в применении насилия, были отстранены от дела и дали подписку о невыезде в связи с предстоящим расследованием. 31 января узбекское правительство сообщило об отставке и замене Рустама Иноятова, 73-летнего главы СНБ, занимавшего этот пост 22 года, в течение которых были постоянные сообщения о пытках и других видах дурного обращения со стороны сотрудников СНБ.
  
Власти обвинили Абдуллаева в написании «экстремистских» статей и в участии в заговоре по свержению правительства совместно с Хаётом Насриддиновым, известным экономистом и блогером, Акромом Маликовым, ученым, и другими.
      
Родственники Абдуллаева и других узбекских правозащитников сказали Хьюман Райтс Вотч о том, что после его ареста, спецслужбы неоднократно пытали его и отказали ему в праве на юридическую помощь, которую он сам выбрал, и ограничили посещение членов семьи.
    
Супруга Абдуллаева, Каттикиз Балхибаева, сказала Хьюман Райтс Вотч о своем первом посещении мужа в октябре:
   
Когда я в первый раз посетила мужа [в следственном изоляторе СНБ Гвардейская в Ташкенте], я принесла ему теплые вещи. Следователь сказал мне, чтобы я не давала никаких  интервью репортерам и не говорила ни с кем о деле. Когда я увидела своего мужа, мы были окружены пятью сотрудниками СНБ и не могли свободно разговаривать. Он посмотрел на меня, помолчал, и потом сказал, чтобы я не разговаривала с прессой и не нанимала адвоката. Затем сотрудник СНБ сказал мне, что если я скажу кому-либо об этом, «это будет очень плохо для Бобомурода».
        
В январе Абдуллаев встретился со своей матерью и женой снова и сказал им, что его пытали со времени ареста в сентябре. Он сказал, что в день ареста четыре сотрудника СНБ подошли к нему возле его дома в Ташкенте без объяснения, что они намеревались арестовать его и без предъявления удостоверений. Когда они подошли, он спросил: «В чем дело?» и стал сопротивляться. Затем мужчины надели ему на голову мешок, избили ему все тело и засунули в машину. Абдуллаев сказал, что соседи были свидетелями похищения.
  
Абдуллаев сказал, что в дни после ареста его содержали в холодной камере обнаженным и заставляли все время стоять. Он сказал, что ему не давали есть в течение пяти дней, и дали поесть только после того, как он упал от изнеможения. Он сказал, что сотрудники СНБ отказывали ему в еде несколько раз и угрожали расправой над ним и его семьей. Он сказал, что его неоднократно привязывали к кровати в камере по нескольку часов.
  
Его мать, Гавхаржон Мадаминова писала многочисленные жалобы в государственные ведомства о задержании своего сына и поместила видео онлайн с просьбами к президенту о помощи, но не получила сколько-нибудь вразумительных ответов.
     
Сотрудники СНБ запугали первого адвоката Абдуллаева и не воспрепятствовали ее встрече с ним, сказали родственники. Абдуллаев нанял Сергея Майорова, адвоката правозащитника, в ноябре, ему разрешили встретиться с ним 14 декабря в присутствии следователя СНБ, ведущего дело. Восемь дней спустя, следователь СНБ вызвал Майорова. Охранники СНБ привели Абдуллаева, который в их присутствии сказал, что отказывается от Майорова, и что его будет представлять адвокат, назначенный государством. Спустя десять дней сотрудник СНБ показал Майорову заявление о его увольнении, которое якобы было подписано Адуллаевым. Перед тем, как его заставили уйти, Майоров спросил о том, был ли срок предварительного заключения продлен, на сколько, и когда будет окончено следствие. Сотрудник СНБ отказался ответить на эти вопросы.
  
На следующей встрече с женой в конце декабря, Абдуллаев попросил ее передать сообщение Майорову о том, что он все еще хотел, чтобы Майоров представлял его на судебном процессе. Власти еще не объявили о дате процесса.
  
«Жалобы на пытки в отношении Абдуллаева требуют тщательного и независимого расследования и уголовного преследования виновных», - сказала Умида Ниязова из Узбекско-германского форума по правам человека. «Сообщения о том, что сотрудники СНБ, подвергшие Абдуллаева пыткам, могут ответить перед законом, внушают надежду, если такие сообщения правдивы, но Абдуллаев, Насриддинов и другие задержанные должны быть немедленно освобождены, пока власти разбираются в случившемся». 
  
В аналогичном деле, примерно 20 октября власти арестовали Насриддинова, блогера и экономиста, также по обвинению в экстремизме (Статья 159 часть 4), которая очевидно имеет отношение к обвинениям в заговоре, выдвинутым против Абдуллаева. Насриддинову также грозит до 20 лет тюремного заключения. Вплоть до конца 2017 года по настоящее время его родственникам не сообщили об основаниях ареста, и есть опасения, что они находятся под давлением, чтобы препятствовать их общению с журналистами и правозащитными группами. Он содержится в следственном изоляторе СНБ в Ташкенте, и есть серьезные опасения, что он подвергается пыткам или другому дурному обращению в заключении.
  
Акром Маликов, научный сотрудник Института народных ремесел Академии Наук Узбекистана, был привлечен к допросам по делу Абдуллаева. Он был задержан в июле 2016 года по обвинению в экстремизме якобы за написание статей для оппозиционного Народного Движения Узбекистана под псевдонимом. Он отбывает шестилетний срок заключения в тюрьме в Навои.
  
«Для Узбекистана существует реальная возможность изменения – тем не менее мы слышим о том, что продолжают арестовывать и пытать журналистов и блогеров», сказала Бриджит Дюфор, директор Международного партнерства по правам человека (IPHR). «Это проверка того, действительно ли ситуация с правами человека в Узбекистане улучшается или нет».
  
За прошедшие 15 лет Специальный Докладчик ООН по пыткам, Комитет ООН по пыткам, Комитет ООН по правам человека, Государственный Департамент США и Европейский Суд по правам человека в ряде постановлений, и  целый ряд национальных и международных правозащитных групп указывали на широкое распространение практики пыток в тюрьмах и следственных изоляторах Узбекистана.
  
30 ноября Президент Шавкат Мирзиёев подписал указ о запрете использования судами доказательств, не подтвержденных в ходе судебного процесса. Указ, который входит в силу в марте, предусматривает, что прокуроры должны будут проверять, имело ли место физическое или психологическое давление на обвиняемых или их родственников.   Когда указ войдет в силу, он может помочь предотвратить применение пыток и других видов дурного обращения с заключенными в Узбекистане.
  
«Данное дело является еще одним напоминанием о том, что правительство Узбекистана должно позволить проведение регулярного, беспрепятственного, независимого экспертного мониторинга условий содержания в заключении», сказала Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». «Правительство должно пригласить специального докладчика ООН по пыткам и других экспертов посетить страну и привести свои законы и правоприменительную практику в соответствие с международным правом и стандартами, чтобы помочь искоренить и предотвратить применение пыток впредь.»