Таджикистан: приговоры оппозиционным активистам – пародия на правосудие

Islamic Renaissance Party of Tajikistan Logo

ЕС и США должны протестовать против усугубляющихся преследований

(Вашингтон, 7 июня 2016 года) — 2 июня 2016 года Верховный суд Таджикистана приговорил лидеров Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) к длительным срокам тюремного заключения по обвинению в попытке свержения правительства, сообщают сегодня «Human Rights Watch», Норвежский Хельсинкский комитет и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Приговоры, в том числе два пожизненных, вынесенные несправедливым судом, инициированные в ответ на мирную деятельность политической оппозиции, отражают распространившиеся манипуляции правительства судебной системой и вопиющие нарушения права на свободу выражения мнения.


США, страны-члены ЕС и другие международные партнеры Таджикистана должны отреагировать на преследования оппозиции целенаправленными карательными мерами в отношении таджикских чиновников, пока не будет конкретных улучшений в сфере прав человека, включая отмену приговоров лидерам оппозиции.

«Эти драконовские приговоры нанесли удар не только по мирной оппозиции, но и по каждому гражданину Таджикистана, — полагает исследователь по Центральной Азии HRW Стив Свердлов. — Они показывают, что в Таджикистане любой человек в любое время может быть назван преступником и наказан просто за несогласие с правительством».

После политически мотивированного судебного процесса Верховный суд приговорил первого заместителя председателя ПИВТ Саидумара Хусайни и заместителя председателя Махмадали Хаита к пожизненному заключению. Другие партийные лидеры – Рахматулло Раджаб, Саттор Каримов, Киёмиддин Аваз и Абдукаххор Давлат — были приговорены к 28 годам лишения свободы. Старший советник по правовым вопросам ПИВТ Зарафо Рахмони — единственная женщина среди подсудимых — была приговорена к двум годам.

Другие приговоры были следующими: Зубайдулло Розик – 25 лет; Мухаммадали Файзмухаммад – 23 года; Вохидхон Косиддин и Садриддин Рустам – по 20 лет; Хикматулло Сайфуллозода, редактор ныне запрещенной газеты ПИВТ «Наджот» – 16 лет; Мухаммадшариф Набиев и Абдусамад Гайратов – по 14 лет.

Некоторые из подсудимых, в том числе Махмадали Хайит и Зарафо Рахмони, хорошо известны в Таджикистане и на международном уровне своей многолетней мирной деятельностью по защите прав человека, свободы выражения мнений, собраний и религии.

В то время как Социал-демократическая партия также часть оппозиции, ПИВТ была безусловно самой большой и наиболее жизнеспособной оппозиционной партией в Таджикистане. «Группа 24» — мирное оппозиционное движение, состоящее из активистов, находящихся в основном за пределами страны, также преследовалось, правительство объявило его террористической организацией.

Судебный процесс, который начался 24 февраля, был закрыт для наблюдателей, были отмечены серьезные процессуальные нарушения. Источники, близкие к нескольким из ответчиков, сообщили «Human Rights Watch», что во время предварительного заключения несколько ответчиков были подвергнуты пыткам или жестокому обращению. Несколько адвокатов, которые пытались представлять интересы лидеров ПИВТ в суде, такие, как Бузургмехр Еров, были задержаны по сфабрикованным обвинениям. Адвокат, представлявший интересы одного из подсудимых и присутствовал в зале суда на протяжении всего судебного процесса, рассказал Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA), что правительство не представило никаких доказательств вины подсудимых, ссылаясь на обвинения как на установленные факты.

«Единственная цель этого процесса состояла в том, чтобы замаскировать политические репрессии под судебное разбирательство, — сказала Надежда Атаева, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». — Доказательства участия подсудимых в «преступлениях», по всей видимости, сфабрикованы, их судьба была заранее определена. Это пародия на справедливость».

2 июня, в день приговора, жены нескольких ответчиков объявили, что проведут мирную акцию протеста и обратятся в местное отделение Организации Объединенных Наций, чтобы получить оценку приговорам. После того как женщины приблизились к зданию ООН, полиция задержала их. Они были оштрафованы за административное нарушение – «неподчинение полиции».

Власти начали арестовывать лидеров и членов ПИВТ 16 сентября 2015 года, обвинив их в участии в якобы попытке государственного переворота под руководством заместителя министра обороны Абдухалима Назарзоды в начале сентября 2015 года. Партийные деятели, в том числе председатель ПИВТ Мухиддин Кабири и заместитель председателя Мухаммадали Хаит, неоднократно отвергали обвинения в том, что партия была связана с предполагаемым мятежом Назарзоды или поддерживала его.

За несколько дней до арестов власти Таджикистана официально запретили ПИВТ, вынудив её закрыться, затем объявили террористической организацией на фоне продолжительной кампании по искоренению политической активности оппозиции в стране и среди активистов за рубежом.

Таджикистан находится на пике подавления политического и религиозного инакомыслия со времен окончания в стране гражданской войны 1992-1997 годов. Последние два года власти арестовывали, сажали в тюрьмы и пытали членов мирной политической оппозиции страны. Они преследуют и критиков за границей, ища пути их задержания и экстрадиции обратно в Таджикистан; за рубежом исчезали инакомыслящие, которые потом появлялись в таджикских тюрьмах.

Власти также преследуют юристов, журналистов и рядовых граждан, которые размещали в социальных сетях заявления с критикой правительства президента Эмомали Рахмона. По оценкам наблюдателей, сотни предполагаемых критиков и членов их семей покинули страну. Конституционные изменения, принятые на референдуме 22 мая, нацелены на захват власти президентом Рахмоном, фактически давая ему неограниченный президентский срок, и поддержание запрета ПИВТ.

Соединенные Штаты, Европейский Союз и другие главные международные субъекты должны однозначно потребовать от таджикских властей освободить осужденных, заявили Норвежский Хельсинкский комитет «Human Rights Watch» и Ассоциация «Права человека в Центральной Азии». Международные игроки должны надавить на таджикское правительство, чтобы оно выполнило свои международные обязательства по соблюдению свободы собраний, выражения мнений и религии, и применить такие карательные меры, как замораживание активов и введение визовых запретов для таджикских правительственных чиновников, ответственных за лишение свободы мирных активистов, пытки и другие грубые нарушения прав человека.

15 апреля Государственный департамент США назвал Таджикистан «страной, вызывающей особую озабоченность» в отношении религиозной свободы, что позволяет американскому правительству наложить санкции на страну, и хотя администрация отказалась сделать это, она может изменить свое решение и ввести санкции сейчас, оказывая давление на партнеров, чтобы они сделали то же.

«Международные партнеры Таджикистана публично и единодушно осудили это издевательство над справедливостью, — сказал Мариус Фоссум, представитель Норвежского Хельсинкского комитета по Центральной Азии. — Ситуация в области прав человека в Таджикистане быстро опускается по спирали, и для Вашингтона, Брюсселя и всех участников пришло время изучить возможность принятия целевых карательных мер, если в области соблюдения прав человека не будет немедленных улучшений».