27
Сб, фев

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 
     
   
Представители гражданского общества призывают Евросоюз продлить санкции против правительства Узбекистана
   
  
Европейскому Совету
Представителям государств – членов Евросоюза
Еврокомиссии
Депутатам Европарламента  
   
Накануне предстоящего решения Евросоюза о судьбе санкций в отношении режима Ислама Каримова представители гражданского общества Узбекистана, поддержанные единомышленниками и друзьями во всем мире, предлагают Евросоюзу продлить санкции и одновременно активизировать попытки диалога с правительством Узбекистана по вопросам прав человека.
  
Ниже приводятся краткая характеристика ситуации в Узбекистане и наиболее важные инициативы, которые должен предпринять Евросоюз.
     
• Отсутствие прогресса в сотрудничестве с международными структурами по андижанским событиям
       
В мае этого года Евросоюз принял решение о продлении срока действия санкций, введенных в 2005 году в связи с андижанскими событиями. Любые попытки Евросоюза наладить конструктивный диалог по правам человека с режимом Ислама Каримова остаются безответными. Узбекское правительство игнорирует все призывы о проведении независимого международного расследования андижанских событий и об улучшении ситуации с правами человека.
  • Подавление независимых голосов после Андижана
За истекший после андижанских событий период, так же как и после продления санкций в мае 2007 года, режим Ислама Каримова не проявил готовности к реальным уступкам в области прав человека. Расследование андижанских событий ограничилось серией пристрастных «сталинских» судилищ, в большинстве своем закрытых для публики и без доступа к подсудимым адвокатов.
  
Правящий режим начал гонения на неправительственные организации, правозащитников и независимых журналистов. Начиная с мая 2005 года были закрыты сотни НПО, из страны изгнали ряд международных организаций, были лишены аккредитации международные средства массовой информации. В июле 2007 года это произошло с представителями «Human Rights Watch», в результате чего они лишились возможности проводить работу по регистрации случаев нарушения прав человека в Узбекистане. С мая 2005 года в стране неуклонно усиливается государственная цензура прессы.
  
Десятки правозащитников и журналистов были посажены за решетку или оказались вынуждены бежать из страны. В настоящее время по политическим мотивам осуждены или находятся под арестом 32 узника совести.
  
Не ослабевает процесс фабрикации дел против верующих мусульман и лиц с независимыми религиозными взглядами. Причем власти не делают различия между умеренными исламскими активистами и радикалами, между лидерами и рядовыми членами исламских организаций, между набожными мусульманами и исламистами, одинаково подвергая всех жестоким репрессиям. До сих пор в тюрьмах томятся тысячи невиновных мусульман. Тем самым власти сеют раздор в обществе, провоцируя значительную его часть на радикальные действия.
  
В последний год усилились гонения и на представителей христианских общин, таких как Пресвитерианская церковь, Баптистская церковь, Свидетели Иеговы, Церковь пятидесятников, Церковь Полного Евангелия.
  • Систематические пытки. Ограничение свободы передвижения. Принудительный детский труд
Со времени выпуска доклада по Узбекистану специального докладчика ООН Тео Ван Бовена в 2003 году применение пыток в стране носит систематический характер. В качестве свежего примера можно привести имена правозащитников Мутабар Таджибаевой, Джамшида Каримова, Дилмурода Мухиддинова, Мухаммада Бекжана, Мамадали Махмудова, Исроила Холдарова. Здоровье этих узников совести, как и остальных их коллег в заключении, основательно подорвано в результате пыток и нечеловеческого обращения (список нуждающихся в срочном лечении прилагается). К ним запрещен или ограничен доступ близких родственников и адвокатов. Между тем власти Узбекистана не допускают в тюрьмы представителей Международного Красного Креста для выполнения своей гуманитарной миссии.
  
Обращаем внимание на то, что власти Узбекистана, как и бывший советский режим, используют психиатрию в качестве орудия репрессий и наказания. Так, правозащитник и журналист Джамшид Каримов до сих пор насильственно содержится в психиатрической клинике Самарканда.
  
В стране возросло количество случаев ограничения свободы передвижения, характерного только для коммунистических режимов. Целый ряд представителей гражданского общества лишены права выезда за пределы страны: Ало Ходжаев, Ядгар Турлибеков, Камил Ашуров, Елена Урлаева, Ахтам Шаймарданов, Жахонгир Шосалимов, Шухрат Ахмеджанов, Саида Курбанова, Агзам Тургунов и другие. В стране до сих пор не отменен разрешительный порядок выезда за границу (так называемая выездная виза) – пережиток советского прошлого.
   
В Узбекистане систематически нарушаются права детей. Как и в советское время, каждую осень в массовом и принудительном порядке, по указанию сверху и в нарушение всех норм международного права и внутреннего законодательства, детей используют для сбора хлопка. Ежегодно их отрывают от учебного процесса более чем на два месяца, из-за чего страдает качество их образования. Их труд на хлопковых полях стоит гроши. Сельские жители, несмотря на их вклад в хлопковый экспорт, прозябают в нищете; школы влачат жалкое существование, зимой едва отапливаются. Хлопок, произведенный детским принудительным трудом, текстильные изделия из него продаются на мировых рынках, в том числе и в Европе. Народ Узбекистана лишен права знать, каков объем валюты, получаемой от экспорта, и как она используется.
  
На фоне этих массовых нарушений прав человека правительство Узбекистана пытается убедить мировое сообщество, что дела в этой сфере идут на поправку. Под давлением правозащитников и мировой общественности парламент Узбекистана принял закон об отмене смертной казни и передаче полномочий по выдаче санкций на арест от прокуратуры судам – факт, сам по себе заслуживающий одобрения. Однако без механизма контроля гражданского общества за исполнением столь прогрессивных решений этот закон может стать одной из пропагандистских акций правящего режима, наподобие решения в прошлом об отмене государственной цензуры, которая до сих пор сохраняется де-факто. Только 2008 год покажет, будет ли исполняться этот закон в действительности или станет еще одной дымовой завесой режима, скрывающей истинное положение дел с правами человека в Узбекистане.
   
Уважаемые представители Европейского Сообщества!
  
Политическая система Узбекистана испытывает глубочайший кризис. Страной правит человек, чей затянувшийся (с 1990 года) президентский срок и соответствующие полномочия истекли в январе 2007 года. Его власть сегодня опирается преимущественно на использование силы. В стране царит не закон, а право сильного. Суды руководствуются не Конституцией, а так называемым телефонным правом, прямыми указаниями органов безопасности, милиции и прокуратуры. Большинство государственных структур, и особенно их руководство, глубоко коррумпированны.
  
Снятие санкций этой осенью послужит подарком только режиму Каримова, который воспримет этот шаг как карт-бланш и моральное поощрение на дальнейшее осуществление репрессий. Тем самым Евросоюз невольно проголосует за продление президентских полномочий господина Каримова. Евросоюзу следует сначала установить, будут ли предстоящие президентские выборы свободными и справедливыми или превратятся в очередной «театр марионеток» с назначенными сверху претендентами.
   
Предлагая продлить срок действия санкций, мы не призываем к полной изоляции Узбекистана. Диалог по правам человека, сотрудничество в образовательной и гуманитарной областях, обсуждение условий сотрудничества в сфере экономики и бизнеса должны быть продолжены. Они должны быть ориентированы на практические результаты и учитывать интересы и права населения страны как в целом, так и различных специфических категорий – детей, фермеров и сельских жителей, представителей малого и среднего бизнеса, гражданского общества. Правительство Узбекистана должно не на словах, а на деле продемонстрировать добрую волю к улучшению ситуации с правами человека.
  
Правительство Узбекистана должно как можно скорее выполнить следующие условия:
     • пересмотреть дела всех узников совести и освободить их из тюрем;
     • допустить представителей Международного Красного Креста в тюрьмы страны для выполнения своей гуманитарной миссии;
     • начать реформу пенитенциарной системы, прекратить практику пыток;
     • освободить судебную систему от диктата исполнительной власти и правоохранительных органов;
     • прекратить практику принудительного детского труда;
     • снять ограничения на свободу вероисповедания, освободить незаслуженно осужденных мусульман;
     • снять ограничения на деятельность неправительственных организаций, средств массовой информации, зарегистрировать оппозиционные партии и допустить их к выборам;
     • восстановить сотрудничество с международным сообществом.
                   
Не следует также забывать и об андижанской трагедии. В этом вопросе должны восторжествовать объективная оценка событий, справедливость и правосудие. Если не применяется внутреннее законодательство, то международному сообществу следует активнее использовать механизмы международного права и международных коллективных санкций.
  
Отказ узбекского правительства отвечать перед законом за массовый расстрел мирных граждан говорит о том, что оно и в дальнейшем готово применять силу против населения, протесты которого растут из-за ухудшения жизненного уровня. Если Евросоюз на данном этапе не проявит принципиальности, он должен будет взять на себя часть ответственности за будущие кровавые расправы над протестующими гражданами.
   
Мы понимаем, что предлагаемая Евросоюзу платформа нелегка в реализации. Тем не менее мы считаем, что ее осуществление необходимо и логично вытекает из позиции, занятой Евросоюзом в 2005 году в связи с андижанскими событиями. Мы надеемся, что Евросоюз сможет продемонстрировать твердость и единство в отношении режима, являющегося одним из худших в мире нарушителей прав своих граждан. Снятие санкций должно быть четко обусловлено конкретными действиями, которых мировое сообщество ожидает от правительства Узбекистана.
  
Надеемся на Ваше понимание,
  
Надежда Атаева, президент ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Ле-Манс, Франция
Кудрат Бабаджанов, «Группа за свободу прессы Узбекистана», Тимро, Швеция
Елена Урлаева, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан
Ахтам Шаймарданов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан
Абдилло Тожибой угли, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан
Жахонгир Шосалимов, правозащитник, общественное движение «Правозащитный Альянс Узбекистана», Ташкент, Узбекистан
Баходир Исамухамедов, руководитель Независимого сайта «Махалля» проекта «Содействие местным органам самоуправления граждан», Стокгольм, Швеция
Сурат Икрамов, председатель Инициативной Группы Независимых Правозащитников Узбекистана
Абдужалил Бойматов, член Секретариата Общества Прав Человека Узбекистана, Дублин, Ирландия
Сафар Бекжан, член Международного Пен-клуба, Лозанна, Швейцария
Дустназар Худойназаров, глава Общества защиты прав беженцев и вынужденных мигрантов из Узбекистана, Сундсвал, Швеция
Тулкин Караев, журналист, активист Общества Прав Человека Узбекистана, Тимро, Швеция
Алишер Ильхамов, социолог-исследователь, Лондон, Великобритания
Камолиддин Раббимов, независимый политолог, Ташкент, Узбекистан
Хатам Хаджиматов, автор проекта «Ватандош», http://jakob.clan.su/, Улстенвик, Норвегия
Максуд Бекжан, писатель, член Норвежского Хельсинкского комитета, Осло, Норвегия
Анвар Садриев, независимый журналист, Узбекистан
Алишер Таксанов, независимый журналист, Швейцария
Ёдгор Обид, писатель, Грац, Австрия
Васила Иноятова, председатель Общества Прав Человека Узбекистана, Ташкент, Узбекистан
Нуриддин Низомуддинов, активист Молодежного движения «Проснись, Узбекистан», Зевенар, Нидерланды
Нигина Маликова, представитель ассоциации «Права Человека в Центральной Азии» в США
Виталий Красиловский, эксперт по праву, США
Улугбек Зайнобидинов, правозащитник, Киев, Украина
Музаффармирзо Исхаков, правозащитник, политэмигрант, Норвегия
   
   
Это Обращение поддержали многие узбекские правозащитники, но в целях их безопасности имена не называются. К Обращению также присоединились:
  
Тео Ван Бовен, бывший Спецдокладчик ООН по вопросам пыток
Оливье Дюпьи, бывший депутат Европейского парламента, правозащитник, Брюссель, Бельгия
Аарон Родес, руководитель Международной Хельсинкской Федерации по правам человека
Олег Орлов, председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал», член правления Международного «Мемориала»
Сергей Ковалев, председатель Российского «Мемориала», президент Института прав человека, Москва, Россия
Валентин Гефтер, директор Института прав человека, Москва, Россия
Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», руководитель сети «Миграция и Право», член Совета Правозащитного центра «Мемориал», Москва, Россия
Наталья Горбаневская, поэт, правозащитник, Париж, Франция
Владимир Буковский, правозащитник, политический и общественный деятель, публицист, соучредитель общественно-политического Комитета «2008: Свободный выбор», Коалиции демократических сил России, Великобритания
Андре Глюксман, философ и писатель, Франция
Андрей Бабицкий, журналист, военный корреспондент Радио «Свобода/ Свободная Европа», Чехия
Евгений Жовтис, директор Казахстанское  международного бюро по правам человека и соблюдению законности, Алматы, Кыргызстан
Од Мерлен, специалист по Северному Кавказу, правозащитник, Брюссель, Бельгия
Жордж Варнинг, правозащитник, Германия
Елена Рябинина, руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии комитета «Гражданское содействие», Москва, Россия
Бернхард Клазен, журналист, сопредседатель Группы по освобождению пленных и поиску без вести пропавших в зоне карабахского конфликта, Германия
Еккехард Маас, председатель «Немецко-Кавказского общества», поэт, Германия
Элин Йенссон, независимый журналист, специалист по России и Центральной Азии, Швеция
Виктория Тюленева, Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности, Алматы, Кыргызстан
Алексей Толкачев, руководитель Международной демократической инициативы «Помаранч», Киев
Александр Шаповалов, правозащитник и журналист, «Херсонский региональный центр защиты прав пациентов и потребителей», Херсон, Украина
Алла Тютюнник, «Херсонский областной фонд милосердия и здоровья», Херсон, Украина
Евгений Захаров, «Харьковская группа по правам человека», Харьков, Украина
Сергей Федорчук, Информационный центр «Зеленый мир», Киев, Украина
Дмитрий Гройсман, руководитель Винницкой группы прав человека, Винница, Украина
Роман Михайлович Подалян, редактор, Киев, Украина
Тухан Едиев, Черниговский общественный комитет защиты прав человека, Украина
Анна Хрусценко, проект «NoBorders», Киев, Украина
Максим Буткевич, проект «NoBorders», Киев, Украина
Квин Мартин, «Узбекская Инициатива» в США, Нью-Йорк, США
Григорий Пасько, журналист, Москва, Россия
Мирсулжан Намазалиев, член народного молодежного движения «Бирге», Бишкек, Кыргызстан
Пол Митчелл, режиссер и продюсер, студия «Wilton Films», Лондон, Великобритания
Татьяна Рахманова, исполнительный продюсер студии «Wilton Films», Париж, Франция
Алишер Саипов, руководитель информационной службы «Валлей Медиа Груп», г. Ош, Кыргызстан
Ольга Веснянка, журналист, Киев, Украина
Дмитрий Беломестнов, журналист, Москва, Россия
  
    
  
Сбор подписей продолжается. Желающие присоединиться могут присылать свои подписи на адрес: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.
Еще раз благодарим за поддержку.
 format PDF